Читайте новый детектив "Девушка для полтергейста" (не мистика) на сайте http://latuk.narod.ru/  Читать, скачать, почитать бесплатно.

Детектив Фантастика Поэзия Юмор на сайте L-Книга Опубликован новый детектив

| На главную | Детективы | Фантастика | Поэзия | Юмор | Ироническая публицистика | Авторская песня | Любопытные факты | Заметки |

Все права защищены законом РФ "Об авторских и смежных правах".

             http://latuk.narod.ru/

 

 

     Николай Латушкин

  

ДЕВУШКА   ДЛЯ   ПОЛТЕРГЕЙСТА

Детектив

 

 

Все совпадения с реальными

  событиями, именами и

действиями являются

  случайными совпадениями.

Глава 1

- Еще коньяк...

Девушка была немного пьяна и её слега повело, когда она поднимала голову на бармена.

- Может быть, достаточно?

- Ты мне кто? Папа, муж, наставник, опекун?

Бармен  пожал плечами и плеснул в широкий бокал  коричневую жидкость.

Девушка подняла бокал и посмотрела сквозь него на огни  рекламы над стойкой.

- Это дринк?

- Да.

- Европейский или британский?

- Русский… - бармен изобразил улыбку.

- Не-е-е-т. Неправда… Русский дринк – это двухсотграммовый граненый стакан.

Бармен иронично покосился на нее:

- Вы иностранка?

- Тебе какая разница?

- Да никакой…

Сзади к девушке  подошел мужчина в надвинутой на глаза бейсболке, и что-то шепнул на ухо.  Девушка резко повернулась вместе с крутящимся стулом.  При этом она вновь чуть не потеряла равновесие, и ухватилась обеими руками за сиденье.  Справившись с собой, она откинулась  на спинку стула и посмотрела на мужчину  внимательным, насколько ей это удалось, взглядом.    Он снова наклонился и что-то добавил.  Она отрицательно покачала головой  и  что-то едва слышно  ему ответила. Он снова что-то ей  сказал, приблизившись к ее уху,  и решительно  пошел к выходу.

Девушка посмотрела ему вслед, достала мобильник,  набрала номер, прислушалась к звучащему из динамика голосу, и, скорчив недовольную гримасу, сказала в трубку несколько слов. Затем положила в пустой бокал купюру, резко толкнула его в сторону бармена и нетвердой походкой направилась   следом за мужчиной. 

 

 

Глава 2

Ранним  утром  в  помещение частного детективного агентства "АНАКОНДА"  вошла  молодая  женщина,  привычно открыла сейф, выложила на стол бумаги, небольшой диктофон, вынула из начатой  пачки сигарету,  достала из подвешенного к внутренней стороне  двери  почтового ящике  письма и  бросила их на стол. С дымящейся сигаретой она подошла к окну.

На противоположной стороне  пустынной улицы стоял худой высокий человек в темно-синем плаще с поднятым  воротником  и смотрел в ее сторону. Заметив, что на него обратили  внимание, он  повернулся и быстро зашагал  в  сторону  городского  парка.  Что-то  странное  было в его фигуре,  не по сезону тепло одетой, сутулой и нервной.

На столе зазвонил телефон.

Женщина подняла трубку.

- Анна, здравствуй, это Авдий.  Я немного задерживаюсь... Вскоре должна подойти клиентка, и если я не успею, выслушай ее и постарайся задержать до моего прихода, это очень важно для нашего бюджета…

- Хорошо. Ты где?

-  Я в управлении внутренних дел. Смотрю сводку происшествий за неделю…

- Есть что-то интересное?

- Три дня назад в городе снова пропала женщина.

- Да, я знаю, это уже попало в газеты. Вчера прочла  в "Вечернем вестнике". Ты думаешь, это  из той же серии?

- Кто это может  знать… Серийный маньяк это или просто совпадение случайных происшествий можно понять, только определив схожесть почерка совершенных преступлений. Пока это нам неясно. Ты  посмотрела почту?  Нет ли снова каких-то известий от нашего корреспондента по поводу этой пропавшей три дня назад женщины?

- Я еще не успела взглянуть.

- Посмотри, я скоро появлюсь.

В трубке раздались гудки.

Отложив газеты,  она  просмотрела корреспонденцию, отложила в сторону  серый конверт с желтоватым пятном и  вскрыла  его плоским костяным  ножом  - предметом незлобных шуток Авдия по  поводу ее  аристократических  замашек,  бегло  пробежала содержимое вложенного листа бумаги,   еще  раз  вернулась  к  началу  послания  и  взяла мобильник.

- Авдий, ты прав.  От него снова письмо с подробностями с места преступления…. Нужно сравнить написанное им со сводкой…

- Я уже  выезжаю… Не забудь про клиентку, будь с ней ласкова, предложи кофе…

-Авдий, я тебя умоляю…

 

 

 

Глава 3

Она  попыталась подняться, но ударилась головой о металлическую панель и поняла, что лежит в багажнике. Попыталась понести руку к глазам, чтобы снять с глаз повязку, но поняла, что руки чем-то стянуты сзади, попыталась крикнуть, но поняла, что рот заклеен липкой лентой.

Двигатель гудел ровно и мягко, однотонно шуршали шины, и было слышно как из динамиков в салоне лилась негромкая музыка. Слегка гудела голова, и она снова  почувствовала легкую тошноту то ли от алкоголя, то ли от какого-то неприятного запаха, который источала повязка, то ли от мягкого покачивания автомобиля на неровностях дороги. Чувствовалось, что это хороший автомобиль, и что этот автомобиль мчится по автотрассе на приличной скорости.

Она молила Бога, чтобы их остановили у какого-нибудь поста ДПС и проверили водителя и содержимое его багажника. Но время шло, и ничего не происходило.  "Да, когда не надо, вы тормозите нас на каждом перекрестке, представляетесь почти как персонаж анекдота: "Здравствуйте. Сержант Петров. Трое детей", штрафуете без стеснения нас за каждую мелочь, но когда человеку плохо, вас словно нет в перечне профессий!"

От  "перечня профессий"  ей почему-то стало смешно, хотя смеяться в этом положении было, по крайней мере, глупо и не рационально. Хотя, когда выхода нет, может, лучше смеяться, чем плакать? 

 

 

Глава 4

Авдий  появился,   как   всегда   безупречно  выбритый,  элегантный   и   серьезный.  Его чуть рябоватое лицо с мужественным подбородком было слегка  озабочено.

- Что в письме, Анна?

- Снова подробное описание похищения  женщины.  Слишком подробное…   Как ты думаешь, он причастен к этому, или просто свидетель?

- Почему он? Это может быть и  она...    по почерку это понять невозможно.

- Я  все  же  склоняюсь,  что это мужчина.  Некоторые фразы, обороты, технические термины... Вот, прочти…

Пока  Авдий  изучал  лист  бумаги,  исписанный мелким почти готическим почерком,  Анна вынула  из   папки  пачку  подобных  письма, адресованных  в их частное агенство "Анаконда",  написанные  в той же манере…

Странно, конечно, обычно анонимщики пишут письма печатными буквами, хотя при современном уровне криминалистических экспертиз  желание этих людей остаться неизвестными,  написав письмо печатными буквами, практически равно нулю… Текст, написанный печатными буквами,  возможно идентифицировать так же, как и обычный.

Даже  по  двум  прямым  линиям можно с определенной степенью вероятности   вычислить  принадлежность  к  тому  или  иному человеку.  При движении пера рука совершает микроскопические колебания, и пишущий оставляет на бумаге только ему присущий  график пульсаций крови по артериям,  как бы свою энцефалограмму, – такую же индивидуальную, как и отпечатки пальцев. Соответствующая компьютерная обработка – и готов индивидуальный графический отпечаток личности… осталось только сравнить с подозреваемым…

Конечно,  анонимщик  анонимщику рознь, но в любом случае за  неподписанным письмом скрывается трусость, одно из самых неприятных качеств человека, или понимание человеком своей  незащищенности перед преступником, неверие в законную власть,  не обладающую реальным механизмами защиты свидетеля.

- Мне непонятно, почему этот человек шлет письма нам, а не в милицию или прокуратуру, - Анна   разложила письма перед собой, как пасьянс.

- Возможно, не надеется на официальные органы… Может быть, он был когда-то незаслуженно ими обижен…

- Ты полагаешь, это человек, запачканный криминалом?

- Ну, почему…  Это может быть любой, столкнувшийся с обыкновенным бытовым хамством части не достаточно воспитанного личного состава  правоохранительных органов. Вот и с этим человеком, который пишет нам письма, возможно, случались подобные казусы…

- Может быть, нам попытаться его найти?

- Анна, зачем?  К нам никто не обращался по поводу исчезновения этих женщин, этим занимаются официальные органы. Поэтому мы не имеем никакого права заниматься этими случаями… Разве что в частном порядке…  Ты хочешь бесплатно этим заниматься, в ущерб своему материальному благополучию и личному времени?

- Не всё оплачивается деньгами, Авдий…

- Не всё... Но вот сейчас грядет тот случай, когда деньгами. Через пару минут подойдет клиентка, она звонила вчера, нам нужно срочно заняться ее  деликатной проблемой. Она подозревает мужа в измене… Беда с этими состоятельными клиентками…

- Ты имеешь в виду жизнь  по принципу "если ваша жена вдруг начала следить за собой,  вам следует последить за женой"?  В данном конкретном случае, за мужем?

- Примерно так. Но и с  письмами этого человека, который явно что-то знает, надо бы все-таки определиться… В городе  и  в области пропало   уже несколько женщин. И один мужчина. Но трупов нет… возможно, пока.  Я звонил в УВД и рассказал об этих письмах,  -  обещали прислать за ними сотрудника. Честно говоря,  и мне эти письма спать не дают спокойно... хотя его причастность к этим исчезновениям не явна.

- Если это  серийный маньяк, то  предугадать  ничего невозможно. Какие тараканы у него в голове, знает только он сам… Что от него ждать, когда?

- Понятно, когда похищают женщин, но с какой целью похищают  мужчин?

- Выкуп, рэкет, разборки… Если по уму, - надо бы собрать о пропавших полные сведения, чтобы выдвигать предположения… Хотя милиция это, наверное, давно сделала…  А почему ты не спрашиваешь, с какой целью похищают женщин?

-   Ну, понятно же…

-  Ты считаешь, что это только насилие, продажа в публичный дом,  и любовь, наконец, хоть мы и не дикий Восток?

- А ты бы смог украсть любимую девушку, Авдий?

- Прежде она должна появиться…

- Не может быть в городе повальной эпидемии похищения невест.  Нет ни трупов, ни требований выкупа... Полагаешь, что эти письма – вызов, бравада, наглость маньяка?

- Не знаю. Не забывай, что время изменилось, и женщин сейчас похищают иногда с той же целью, что и мужчин… Женщины подчас тоже ворочают огромными деньгами, занимаясь бизнесом… Но трупы есть. В лесопарковой полосе найден труп молодой женщины… труп криминальный… она была задушена шарфом… одежда найдена рядом… причем и она, и одежда расположены так, словно их выбросили с проезжающего автомобиля…  в частности,  трава вокруг не примята...

- Откуда информация?

- Все в той же сводке УВД. Ребята говорят, что её муж приходил в отделение с заявлением о ее пропаже  сегодня в три часа ночи. Сказали,  приходите через трое суток, - может у подруги заночевала, мало ли что… А утром, когда он снова пришел, ему ее и предъявили… на опознание…

На входной двери мелодично зазвенел колокольчик. Анна повернулась, ожидая увидеть даму, о которой предупреждал Авдий. Но в холл вошел мужчина лет пятидесяти,  импозантной внешности, с короткой стрижкой, в дорогом хорошо сидящем  костюме. По всему было видно, что он взволнован, но тщательно это скрывает и пытается держать себя в руках, хотя было заметно, что дается это ему с трудом.

- Здравствуйте, могу я с вами поговорить? – обратился он к Авдию, безошибочно определив в нем лидера.

- Да, проходите. Мой заместитель может присутствовать при нашей беседе? - указал  Авдий глазами на Анну.

- Да, здесь нет секрета.

Пока посетитель усаживался в кресло, Анна внимательно изучала его лицо, покрытое однодневной щетиной. Видимо мужчина сегодня не брился, под глазами его были темные мешки, в глазах угадывались красные прожилки. Скорее всего, он не спал сегодняшнюю ночь.

- Моя дочь сегодня ночью не вернулась домой. – тихо сказал он. – Такого никогда не было.  Ее мобильник не отвечает. Я не знаю, что делать…

- Вы обратились в милицию?

- Ещё нет.

- Куда ваша дочь накануне собиралась пойти? Одна? Звонила ли она в этот вечер домой?

- Она позвонила из редакции, сказала, что задерживается на работе…

- Из какой редакции?

- Из редакции газеты "Вечер". Она журналист.

- Какими темами она занимается? О чем она пишет?

- Происшествия и криминальные новости…

- Так, это настораживает… - Авдий посмотрел на Анну.

- Да,  мне никогда не нравилась ее работа…  - Мужчина достал  сигарету. – У вас можно курить?

- Да, конечно, - Авдий пододвинул к посетителю пепельницу.

- Я столько раз предлагал ей перейти в какой-нибудь женский журнал и писать о моде  и косметике, но она всегда говорила, что это ей скучно.

- Вы звонили в редакцию?

- Никто не знает, где она может быть. Мало того, утверждают, что она вышла из редакции в восемнадцать ноль-ноль, вместе с другими сотрудниками.

- Мы это проверим. Скажите,  не поступали ли ей накануне какие-нибудь угрозы, предупреждения, связанные с ее работой?

- Нет, она бы сказала…

- В котором часу она звонила домой?

- Около восьми вечера. Сказала, что будет не раньше одиннадцати.

- Вам ничего не показалось странным в ее звонке?

- Да нет… Обычный, спокойный голос… правда, меня не было дома, она оставила сообщение на автоответчике… иначе бы я  поинтересовался подробностями.

- Она замужем?

- Нет.

- А близкий друг у нее есть, у которого она, извините, иногда остается?

- Да.  Его зовут Пьер… фамилию, к сожалению, не знаю…

- Он что, иностранец? Вы его видели?

- Нет, он русский… это, видимо, мода на экзотические для нас имена.

- У вас есть его телефон?

- Есть в телефонной книге домашнего телефона, я скопировал его на мобильник…

- Значит, вы ему звонили?

- Несколько раз. Телефон не отвечает. Но Жанна всегда предупреждает, когда уезжает к нему.

- У вас есть его адрес?

- Нет, к сожалению.

- Вы принесли ее фотографию?

- Да. Вот, пожалуйста, - мужчина протянул маленький альбом со стандартными любительскими снимками.

- Запишите, пожалуйста,  ваш адрес, номера телефонов, и номер мобильного вашей дочери, имя, фамилию, - вашу тоже, адрес и телефон редакции, если помните, - Авдий протянул посетителю бумагу и ручку. – Мы сейчас поедем в редакцию, поговорим с руководством и сотрудниками.  Да, и запишите телефон ее друга, и   адреса и телефоны ее подруг, если вы их знаете… И постоянно отзванивайте ей на мобильный, вдруг это недоразумение, и она отзовется.

 

- Это не та женщина, которая фигурирует в сводках УВД, которую искал муж в три часа ночи, которую обнаружили в лесополосе? – спросила Анна, когда посетитель вышел.

- Сомневаюсь, отец сказал, что она не замужем…

- Часто люди официально не женаты,  но называют друг друга мужем и женой.

- Почему тогда он пошел в милицию, а не позвонил ее отцу? Нужно съездить в УВД, узнать кто этот человек, назвавшийся мужем, узнать фамилию погибшей, на всякий случай посмотреть на погибшую и сравнить с фотографией дочери нашего клиента.

- Значит, ты в УВД, коль твои старые связи еще работают, а я в редакцию?

- Другого расклада нет, как видишь…

Снова звякнул колокольчик входной двери.

 В помещение  уверенной походкой вошла элегантная молодая женщина. Анна заметила, как  заинтересованно Авдий  посмотрел на нее.

"Фигура идеальная", - отметила Анна.- "Я что, ревную? Какая глупость… Да,  Авдий умеет смотреть на женщин и разговаривать с ними так, что даже после завершения их дел они  часто звонят ему по пустяковым вопросам, отвлекая от работы. Видимо в любом общении мужчины и женщины есть потаенный смысл того самого основного инстинкта, от которого никуда не уйдешь, а потому общение мужчины и женщины всегда богаче в оттенках и мыслях, где подспудно скрыто желание нравится, как бы это мы это от себя не скрывали, а бывшие клиентки это часто и не скрывают…”

- Извините, я немного опоздала, - сказала женщина. Правда,  по тому, как это было произнесено сразу было понятно, что это дежурная фраза, а не извинение.

- Ничего страшного, проходите. Рад вас видеть. Вот мой кабинет. – Авдий улыбнулся своей обычной обаятельной улыбкой и предупредительно пропустил женщину вперед.

Анна иронично и в то же время восхищенно посмотрела ему вслед. "Молодец, умеет создать атмосферу доброжелательности. Никто не придет второй раз туда, где его встречает мрачное лицо и равнодушный взгляд. Часто человек не осознает, что ему требуется не конкретная  помощь, а благожелательный собеседник, способный выслушать не перебивая и не комментируя, не осуждая, не занимаясь нравоучениями, не морализируя… Слушать, это тоже талант… Видимо, поэтому на Западе так распространена и популярна профессия психоаналитика… люди, как дети, идут к профессиональной  "маме", которая выслушает, поймет, посоветует, как жить дальше… правда, за деньги…  У нас же, за неимением таковых, люди исповедуются случайному попутчику в поезде, лучшей подруге или другу, сослуживцу на работе… от чего часто получают больше вреда, чем пользы…"

Анна вышла в холл и закурила. Сигарета  испускала  горьковатый  дым.  Анна  не  любила курить  по  утрам,  но  будучи  слегка  суеверной,  считала  -  утренняя сигарета приносит удачу на весь день, и неизменно  начинала работу с  этого ритуала. У каждого свои странности. Без  них  человек  - как пресный хлеб - необходим - но незаметен.

Вот, кстати, Авдий, заметен. Что подтолкнуло его родителей  дать  ему такое имя - известно только богу и им. На первоначальную  иронию  Анны  по этому поводу в  начале их  давнего знакомства на юридическом факультете университета Авдий  Назаров ничем не ответил, невозмутимо не замечая ее насмешек, чем   вызвал сначала  симпатию,  а  затем  чисто человеческое  уважение.  И возможно, не только.

Но  его интересовали другие девушки,  да и Анна не особенно горевала по этому поводу.  Она, конечно, не предполагала, что через несколько лет после окончания учебы он станет ее шефом, но жизнь  всегда полна неожиданностей.

После окончания института жизнь их раскидала, Анна работала юрисконсультом, адвокатом, следователем, вышла замуж, но… теперь она свободна, и слегка гордится этим. Потому что    привлекательна, одинока и самостоятельна.

О своем недавнем прошлом Анна Кондрашова не помнит.  Или не хочет вспоминать. Но это неважно. Важно, что она почувствовала себя женщиной только когда оказалась одна и   согласилась вместе с Авдием открыть общее  дело, частное детективное агенство.

Не важно, что она "де юро" всего лишь заместитель Авдия, важно, что "де факто" они работают на равных, а иногда она, как женщина, притягивает клиентов больше, чем Авдий, - но клиенток-женщин, которым кажется, что женщина женщину поймет быстрее.

Юридическое   образование   и   масса   невостребованной энергии легко позволили им занять своеобразную   нишу в сфере юридических услуг.

Люди шли к ним (а иногда и конкретно к ней) с тем, что не могли или не хотели доверить официальным правовым органам. Розыск должников, пропавших без вести, слежка за объектами, проверка семьи,  персонала крупных банков, престижных фирм и многое другое, что никогда не придет в голову законникам, составляющим правовые акты.

Есть столько проблем, которые не сможет решить ни один  закон и самый высокий суд. Законы законами, а жизнь жизнью.

 

 

Глава 5

- Меня зовут Ирма. Мне двадцать пять. Как видите - я молода, красива,  обеспечена, образована, талантлива…  Но я не могу  реализовать себя, потому что сижу дома… - медленно произнесла женщина.

- Вы не похожи на домохозяйку, - внимательно посмотрел ей в глаза Авдий, едва заметно улыбнувшись.

- Да… моим домом занимается прислуга… Я могу себе это позволить. А я занимаюсь только собой, сижу дома, читаю модные книги, смотрю новинки на DVD, иногда выезжаю на шопинг, посещаю  лучшие салоны… и чувствую, как проходят мои лучшие годы…

- Многие бы Вам позавидовали…

- Да, это правда… Но… когда этого нет. Это прозвучит банально, но я живу словно в золотой клетке… Мой муж – успешный бизнесмен…  его главная страсть – работа…   я его почти не вижу…  он постоянно занят, постоянно в разъездах, на переговорах, в офисе… у меня нет личной жизни…

- А дети?

- Муж не хочет пока иметь детей…

- Устройтесь на работу…

- Муж запрещает мне работать.

- Почему?

- Потому что он ревнив…

- Вы давно замужем?

- Около двух лет… Мы познакомились на отдыхе на Кипре, и на второй день знакомства он предложил выйти за него замуж…  Я не принадлежу к тем женщинам, про которых говорят, что у них в результате эволюции и мутаций появилась новая эрогенная зона - толстый  кошелек  любовника или мужа. Я не из тех, у кого легкое поглаживание этого самого кошелька вызывает  мощный приступ  основного инстинкта... Хотя считаю, что поговорку "дорог не подарок, а внимание" придумал очень скупой человек. Честное слово, я не знала, что он богат, он был такой простой – футболка, джинсы, бейсболка – как парень из провинции на пляже… Но сразу согласилась… было в нем что-то такое… основательное, надежное…  Как потом я узнала, он действительно родом  из небольшого провинциального городка… как говорится,  от сохи… Как он со своими патриархальными принципами сделал себя сам в этом огромном мегаполисе – уму непостижимо… Он замечательный… Но он абсолютно не выносит, когда я общаюсь с другими мужчинами… Мы перестали принимать гостей, перестали бывать вместе на приемах, на вечеринках…

- Вы давали ему для этого повод?

- В том то и дело, что нет…  Я ничего не могу понять…  Но в последнее время он стал какой-то дерганый, нервный, перестал обращать на меня внимание… как на женщину… Я боюсь, что…

Она замолчала и внимательно посмотрела Авдию в глаза.

- … что у него появилась другая? – продолжил он.

- Да. Спасибо, что вы сказали это за меня…

- И вы хотите, чтобы мы это выяснили?

- У меня нет другого варианта.

- Вы уверены, что вам это нужно? Что вы хотите воспользоваться нашими услугами? - Авдий вопросительно посмотрел на нее. – Иногда лучше предполагать, чем знать…

- Я предпочитаю, чтобы было наоборот. Я так устроена.  Думаю, этого хватит в качестве аванса? – она протянула конверт. – Столько же получите  по окончанию вашей работы… В конверте его фотографии, адрес офиса, номер авто, наш  домашний адрес и адрес загородного дома.

- Воля клиента  для нас закон… - ответил Авдий, и  подумал: "…который мы в этом случае нарушаем. Это вторжение в частную жизнь. Но… как странно устроена эта жизнь… личная жизнь семейной пары – драма соприкосновения интересов, личных амбиций, притязаний… и  тоже нарушения неписаных законов… Как  сказала героиня какого-то фильма "Я бы поставила измену Родине  и измену жене  в один ряд ", и что интересно - многие женщины искренне считают это верным постулатом…"

Когда клиентка вышла, Авдий открыл конверт и показал Анне  его содержимое:

- Как видишь, мы все еще живем в стране парадоксов, где условная единица котируется выше безусловной…  Хотя мне наши деньги по дизайну нравятся больше. С детства. Такой уж я патриот. Кстати, по поводу этой клиентки: два года назад, накануне твоего прихода в мое агенство, муж этой женщины, правда, тогда еще не муж, заплатил мне кругленькую сумму за то, чтобы я собрал полную информацию о ее прошлом, начиная с самого рождения…

- И что? – Анна оторвала взгляд от бумаг, лежащих на столе.

- И ничего… Абсолютно приличная биография. Ничего такого, что могло бы остановить  порядочного человека от женитьбы на такой красотке…

- Ты считаешь, что можно называть человека  порядочным после того, как он навел справки о своей будущей жене?  Правда, теперь слово "порядочный" часто соотносится с  некоторыми существительными, например, порядочная дрянь…  И все же,  как он отнёсся к результатам твоей работы?

- Своеобразно…  Заплатил деньги и…  как я узнал позднее, обратился к еще одному частному агенству с тем же заданием.

- Двойной контроль?

- Это скорее напоминает контрольный выстрел…

- И результат?

- Видимо, такой же, если он на ней женился.

- Дотошный товарищ…

- Похоже, к своей личной жизни он относится так же, как к бизнесу… сверхсерьёзно и осторожно… иначе бы в бизнесе его давно съели. Какой-то  экономический обозреватель, говоря о нашем бизнесе,  походя заметил, что в нем уже не осталось приличных людей, потому что их уже давно проглотили беспринципные акулы этого самого отечественного бизнеса. Может, он был прав, когда наводил справки, перед тем, как жениться.

- В семейной жизни действуют другие законы…

- Как сказать… В их семейной жизни и законы другие, чем у обычных людей, существующих на свою нищенскую зарплату… Развелась с мужем-миллиардером – и он  превратился в миллионера. Что-то в нашем, и не только в нашем, законодательстве не совсем правильно… Человек годами создавал свой капитал, трудился, или воровал – это как посмотреть, но создал свою империю, которая делает деньги, и вдруг молодая, или не очень, жена подает на развод – и половина состояния и акций его предприятий переходит к ней. На каком основании? Она вложила свой труд, свои знания, свою инициативу, опыт, смекалку, талант? Да ни фига подобного! Она воспользовалась законом, по которому при разводе все имущество делится между супругами пополам. Но одно, когда бывшие супруги в коммуналке напополам пилят диван, или когда бизнесмен делит фирму надвое… 

- Что ты так переживаешь за олигархов, Авдий? Ты же к ним не относишься… пока, по крайней мере. И ты не женат… делить тебе нажитое не с кем.  К чему такой пафос?

- А если я завтра женюсь? – Авдий улыбнулся.

- По-моему, ты никогда этого не сделаешь, - почему-то серьезно сказала Анна.

- Почему ты так думаешь?

- Экстраполяция моих многолетних наблюдений за твоими личными отношениями и тобой лично…

- Каждый – не то, что он есть, а то, чем он хочет быть… Возможно, я только и мечтаю о том, как потерять свою свободу.  Но чтобы потом не жалеть, и не бросаться налево и направо, как один мой знакомый. В школе он УЧИЛСЯ ... и ему было не до девушек. В институте он УЧИЛСЯ... и ему опять было не до девушек... в итоге он получил красный диплом. Когда на последнем курсе он женился...  как-то скоропостижно... все удивились, - как в прорубь бросился... или на амбразуру... И все далее по схеме - дети, сад-огород, машина, гараж... Не курит, не пьет... Иконостас! Святой! Мечта глупой женщины...

При встрече спросишь "как дела?",  расскажет с удовольствием, как машину в гараже сам ремонтирует, или как деревья корчует на дачном участке...

Но однажды при встрече на вопрос: "Как машина?" – отвечает: "Да ну ее, сломалась, возиться не хочется..."  "А на даче как?" – спрашиваю. – "Да ну ее, - отвечает, - надоело..."

 Понимаю, что с парнем  что-то случилось, и понимаю – что именно.

- Любовницу, - спрашиваю - завел?

- Как догадался?

- Да чего уж проще...  Чем жена-то не угодила, чем та лучше?

 И его как прорвало:

- К НЕЙ приходишь, - чистота, порядок, все блестит, ужин на столе, голос не повысит... Разговариваем, а не ругаемся... У жены вечный бардак, грязь, ругань, ничего не успевает...

- Часто заходишь?

- Ну, пару раз в неделю...

- Она не замужем, детей нет?

- Да...  Вот думаю к ней уйти, только детей оставлять жалко...

- Ну и дебил же ты...

- Почему?

- Да потому что два раза в неделю можно и прибраться без напряга, тем более, что нет детей; и ужин шикарный приготовить, и темы на разговор накопить, и поводов к ругани нет, поскольку через три часа ты к своей жене уйдешь... а ссориться - себе дороже - ты ведь в следующий раз можешь и не зайти...

Смотрит удивленно, действительно, - как дебил...  словно я ему Америку открыл.

- Знаешь, дело, конечно, не мое, но мне кажется, это следствие твоего красного диплома. Все надо вовремя делать, и учиться, и девушек любить, чтобы было с чем сравнить и из чего выбрать, а не бросаться на то, что подвернулось... мучайся теперь... Потому что теперь тебе любая другая, кроме жены, - богиня... А ты на любовнице своей женись! И получишь то же самое, но с небольшими нюансами...

- Почему? - смотрит удивленно, как младенец.

- Если человек к сорока годам не понял, что все мы слеплены из одного и того же слоеного теста, и, выбирая другую, ты в принципе получаешь тот же набор, но слепленный в другом порядке слоев с другим букетом дефектов – ну не может Создатель слепить нас всех идеальными… Если у этой в доме "бардак", то у другой будет "бардак" в голове или в другом месте… и неизвестно, что лучше…

Ушел, печальный и задумчивый…

Мораль: выбирай товар вовремя, когда ходишь по магазину, еще не отбив чек, а не дома, разложив покупки на столе… и требуя потом согласно закона о правах потребителя покупку поменять… или не покупай вовсе, если ты потребитель хреновый…

Вот такая история… Правда, у меня все больше появляется подозрений, что почти все женаты на глупости своей молодости… Мужики даже не подозревают, что их ждет впереди, ведь женщины так похожи на насекомых в своем жизненном цикле: один женился ну на такой серо-зеленой гусенице, - и вдруг она, минуя стадию куколки, расцвела и превратилась в тропическую бабочку-красавицу; другой женился на порхающей в небесах яркой красавице с крыльями, ну просто куколке, - а теперь она - бледно-зеленая гусеница, не способная оторваться от земли и пожирающая все на своем пути... в том числе жизнь собственного мужа...

- Так,  Авдий, закрываем тему, иначе я рассержусь на тебя за всех женщин одновременно!

- Извини… Но относительно меня ты заблуждаешься. У меня уже, возможно, и кандидатура есть… - Авдий  хитро сощурил глаза.

- Я ее знаю?

- Поговорим  потом?

- Без проблем. Но как  поступим с твоей клиенткой, что решила проверить мужа? Нам пока будет не до неё…

- Ну, как обычно, заставлю стажера походить за ним с камерой. Григорий появится только завтра, завтра его и озадачу. Пусть учится, случай несложный. Гуляй,  смотри и не светись напрасно.

 

 

Глава 6

По тому, как ее стало подкидывать на ухабах, она поняла, что автомобиль свернул с трассы на проселочную дорогу. Раза два она больно  ударилась головой о крышку багажника, и еще раз попыталась крикнуть, но получилось невнятное мычание.

В багажник проникла мелкая раздражающая пыль, которая вызывала приступы удушья и кашля. Иногда из салона доносился приглушенный шумовой обивкой голос, но она даже не могла понять, мужской это голос или женский,  это два человека разговаривают между собой или это голоса ведущих радиостанции из включенного в салоне радиоприемника.

Она гнала от себя плохие мысли, но какие еще  мысли могут приходить в голову в таком положении? Глупо, конечно, получилось…Куда ее везут, с какой целью? Хотя, если она до сих пор еще жива, то еще не все потеряно.

Автомобиль резко затормозил. Раздался какой-то скрежещущий звук, скорее всего звук открывающихся ворот, машина проехала немного  вперед и остановилась, двигатель замолк.

По щелчку над головой она поняла, что багажник дистанционно открыли из салона. Хлопнула дверца и она услышала тяжелые шаги, приближающиеся к багажнику, то есть к ней…  

 

 

Глава 7

Анна ждала заказанный пропуск в редакцию и от скуки смотрела в окно холла, как на улице перед  зданием редакции бригада рабочих демонтирует памятник Ленину.

Вождь, захваченный удавкой из толстенного каната, сопротивлялся течению истории и никак не хотел слезать с анкерных болтов постамента. Анна уже начала опасаться, не оторвут ли  ему при этом голову, - ей  не хотелось быть свидетелем неосознанного акта вандализма.

Н-да… как-то все у нас  происходит неправильно, спонтанно, все делится на черное и белое, причем краски меняются на противоположные со сменой правителя… Словно перевертывают песочные часы, и та песчинка, что была последней, становится первой… чтобы через некоторое время снова оказаться последней.

Чем рушить памятники, лучше задуматься о вечности истории и мгновении личности, и создать "аллею переселенных памятников" в тех парках, которые ранее назывались "паркамикультурыиотдыхаименимаксимагорького" и установить на эти аллеи "смещенные" фигуры на всеобщее обозрение - пусть поклоняется народ, кому хочет, и плюет на того, кого ненавидит... а вечность все расставит на свои места.

Не все так однозначно, как нам представляется в данный момент времени. Веками народы мечтали о социальной справедливости, и, скорее всего, при такой общей бедности утопия  справедливого общества  никогда не исчезнет из умов людей. Если Запад сумел построить демократию, где многим неплохо живется, то только потому, что Октябрьский переворот наглядно показал Западу, как легко убрать богатых и… извратить хорошую идею, превратив общество в тоталитарное.

Возможно, чтобы в их странах не произошли такие же социальные революции от голода и нищеты, они кормили и одевали свой народ лучше и платили нормальные зарплаты. Им показали, как не надо делать, чтобы не случилась трагедии, и они запомнили этот исторический урок. Умные люди учатся на  чужих ошибках…

Анна вспомнила шутливый лозунг на плакате одного из пикетчиков, попавшихся ей на пути в редакцию "Правительство! Помни: путь к сердцу народа лежит через желудок! Но не твой, а народа!"

Да, что-то многим не верится, что демократия, пришедшая к нам, несет нам благоденствие…  Не хотят наши олигархи делиться с народом своим богатством. Как был народ нищ, так им и остался. А его, народа, жизнь -  как вечное ожидание горячей воды, отопления,  зарплаты и светлого будущего…

Все, как в старой шутке… Пессимист говорит: "Ну и жизнь. Хуже не бывает", а оптимист радостно его опровергает: "Нет, бывает! Нет, бывает!" Революция, застой, перестройка, демократия, капитализм… Зима, весна, лето, осень… Все меняется, не меняется только наш человек. Уже давно нет страны, в которой нищих научили презирать деньги; страны, в которой эти нищие всерьез гордились своим духовным богатством.

Страны нет, но и денег по-прежнему не предвидится... Вместо этому кому-то хочется, чтобы мы как и прежде, гордились своим духовным богатством... Бред какой-то.

Наконец ей вынесли пропуск.

Главный редактор принял ее гостеприимно и радушно.

- Чай, кофе, минеральная вода?

- Спасибо. Давайте сразу к делу. Я пришла к вам по заявлению отца вашей журналистки Жанны Первей. Вам утром звонил ее отец.

- Да, мы очень обеспокоены ее исчезновением, и сами предпринимаем все возможные действия, чтобы выяснить эти обстоятельства. Я хочу позвонить в министерство внутренних дел знакомому генералу, думаю, он не откажет в помощи.

- Это правильно, время работает не на нас… и, пожалуйста, сообщите нам потом результаты. Но мы, естественно, будем делать свою работу сами, и я бы хотела поговорить не только с вами, но и с людьми, которые ее хорошо знают, с приятелями, друзьями, лучшими подругами. Вы можете мне подсказать, с кем мне поговорить?

- Я уже разговаривал на эту тему с начальником отдела криминальных новостей,  он  уже ждет вас у себя.

- А что вы сами можете сказать о Жанне?

- Замечательная журналистка, ответственная, инициативная. Все репортажи отличаются остротой поднятой темы, она никогда не ограничивалась лишь новостями, всегда пыталась превратить маленький репортаж в шедевр жанра, и это часто ей удавалось.

- Вы хорошо ее знаете? Какие у вас были отношения?

- Я знаю её только по работе…  столько людей, что близко со всеми трудно сойтись…   да и ни к чему – часто это лишь мешает…  Отношения? Как у начальника и подчиненного. Знаете как она говорила про начальство? Начальники – такие же люди, как и мы, только еще хуже…  Но мне такой юмор нравится. Надо признать, что это универсальная формула определения других, но не себя:  "соседи - такие же люди, как и мы, только еще хуже", "иностранцы - такие же люди, как и мы, только еще хуже", короче "ДРУГИЕ - такие же люди, как и мы, только еще хуже"...  

- Весёлая девушка… Не поступали ли в её адрес угрозы?

- Об этом мне ничего не известно, если б такое случилось, мне бы сразу доложили, мы заботимся о безопасности наших людей.

- Не могла ли она в своих публикациях наступить кому-то из криминала на больное место, попросту – крупно обидеть…

- Трудно сказать… публикации острые, но никаких фактов по этому поводу мы не имеем. Мало ли кто мог затаить злобу, но в редакцию на "разборки" никто не приходил и не звонил, это я вам скажу ответственно.

- Я бы хотела, чтобы в вашей газете как можно скорее была помещена информация об исчезновении вашей сотрудницы с просьбой отозваться тех,  кто может что-нибудь знать по этому поводу.

- Это будет в сегодняшнем номере, номер поступит в продажу в 16.00. Мы даже объявим вознаграждение за информацию. И попросим наших коллег на телевидении дать информацию в эфире, я сейчас же свяжусь с гендиректором основного канала и попрошу, чтобы и другие каналы продублировали сообщение.

- Спасибо.  На какие темы она писала в последнее время?

- В последнее?.. нехорошее слово… Она писала, что исчезновение женщин в городе в последнее время, напоминает серию, что этого никто не хочет понимать.  Она не писала, что орудует "серийный" убийца, но предполагала, что это так, хотя трупов пока нет, но что их обнаружение  лишь дело времени, и о том, что милиция бездействует.

- Получается, что она "зацепила" милицию и "серийника", если таковой имеется в действительности. Но есть статистика, которая говорит, что серийным маньякам нравится, когда об их злодеяниях  пресса поднимает шум, это тешит  самолюбие  этих ничтожеств, не сумевших ничего другого сделать в своей жизни… так что ему это скорее на руку, чем наоборот. Что ж, спасибо за информацию. Как мне найти отдел криминальных новостей?

- Я вас провожу.

 

 

Глава 8

Когда Анна вернулась в офис, Авдий уже был там и что-то сосредоточенно читал на мониторе  компьютера. Он даже не поднял головы, и сказал, не отрываясь от экрана:

- В морге – не  журналистка… Эту женщину уже опознали, имя, фамилия другие… Поэтому я не стал вызывать нашего клиента, чтобы не травмировать его заранее… там был муж этой убитой … я с ним поговорил, если это можно назвать разговором, его зовут не Пьер, я записал фамилию и адрес на всякий случай. Какие новости у тебя?

- Никто ничего не знает, никого не подозревает. Ни руководство газеты, ни начальник отдела криминальных новостей, где она работает, ни ее коллеги не могут даже что-нибудь предположить… Надеются, что все это – недоразумение, и она объявиться с минуты на минуту.

- Что, раньше с нею случалось, что она не выходила на работу?

- Нет, она всегда звонила, если задерживалась или срочно без задания шефа выезжала на место события, если ей звонили её личные информаторы и осведомители домой до работы, чтобы привести свежие новости… если можно это назвать новостями.

- Да, веселенькая сейчас у нас пресса… и телевидение.  Беспросветная  чернуха… Включаешь  новости –  получаешь хреновости.

- Единственное, за что можно зацепиться, это то, что она активно в нескольких статьях обвиняла милицию в бездействии.

- Не милиция же ее похитила…  Хотя в наше время чего только не происходит… Какой-то журналист в статье об оборотнях в погонах, написал, что  когда он прочитал в Законе о милиции, что милиция подразделяется на милицию общественной безопасности и криминальную милицию,  ему сразу стало понятно, откуда у нас оборотни в погонах…   Как корабль вы назовёте, так корабль и поплывет…

- Авдий,  к чему  ирония? 

- Милиция – это  часть народа, служат в ней люди из того же самого народа во благо остального народа, почему  они должны быть неприкасаемыми? А если считают себя неприкасаемыми, это уже симптом. Ты никогда не задумывалась, почему в детективной классике, как правило, одерживает победу частный детектив, а не полицейский? Вспомни  частного сыщика Шерлока Холмса и государственного агента Лестрейда  из Скотленд-Ярда…  Да потому что детектив работает по убеждению, а полицейский ходит на службу.

- Мы что, получаем  маленькие гонорары?

- Это просто дополнительный стимул. Мы  ответственны за результат, и  свой гонорар не получим в случае не выполнения задачи…

- Давай оставим это на суд общественности и той же прессы… Кстати, что бы ты без своих друзей в этой самой милиции делал? Где бы читал сводки преступлений?  Ты получаешь  дополнительную информацию из архивов МВД через своих приятелей? Обращаешься к ним в частном порядке, если нужно сличить отпечатки пальцев на предмете с картотекой?

- Ты права…  Это государственный механизм – и этим он силен… У нас нет информационной службы, у них есть. У нас  нет лабораторий, а у них есть. Они имеют право арестовать человека до выяснения личности – мы нет. И органы внутренних дел  и силы государственной безопасности обладают огромными страшными возможностями, которые по определению должны быть направлены на защиту отдельных граждан и общество в целом. И как это ни прискорбно звучит, и они  и мы, – вместе и по отдельности,   нарушаем закон во имя безопасности других граждан.  Да, только наивный не ведает, что любые органы внутренних дел любой страны, все частные детективные агенства любой страны нарушают основной закон – конституцию, так как  в своей деятельности вторгаются в личную жизнь, и значит нарушают права человека во всех отношениях,  иначе бы они ничего не смогли сделать… сколько не прописывай для них законы. Фраза "согласно оперативным данным"  стыдливо означает, что в чью-то личную жизнь уже вторглись без его ведома. С санкции или без санкции, это уже другой вопрос. Поэтому над ними должен быть постоянный контроль общества… иначе может повториться год номер 37… в другой форме, конечно…  Эта заведенная машина все ещё работает и будет работать… но без контроля она будет стремиться работать, пожирая собственных граждан, для неё это самый простой путь… По закону природы любой процесс идет в направлении наименьшего сопротивления, а какое сопротивление может оказать отдельный гражданин карательной машине, которая в любой момент может начать работать на максимальной мощности? Так, отвлеклись, вернемся к делу. Какие-нибудь действия ты предприняла?

- Я попросила, чтобы они написали об исчезновении журналистки в своей газете. Они обещали  подключить к этому телевизионщиков.

- Для чего?

- У меня есть одна идея.

- Что за идея?

- Объясню потом, если пойму, что мыслю в правильном направлении. Да, вот еще что: самая близкая ее подруга из коллег по работе – на больничном, я взяла адрес,  сейчас поеду к ней поговорить, все утверждают – что они – не разлей вода… Я с ней созвонилась, мы договорились встретиться в одиннадцать тридцать.

- Хорошо. Я поехал к ее бойфренду, что-то мне не нравится его молчащий телефон.

- Ты узнал его адрес? Как?

- Это не сложно. У меня в компьютере – база всех телефонных номеров города и области с указанием полного адреса физических и юридических лиц.

- Тоже друзья из МВД помогли?

- Нет, купил на рынке левый CD-диск с базами. Хочешь, скажу, какой был у тебя годовой доход за прошлый год, какую ссуду ты получила в банке, или  что ты брала в кредит в магазинах?  Увы, теперь наша жизнь ни для кого не является тайной, можно купить любые базы… Вот такой у нас рынок, я имею ввиду не толкучку, – если есть спрос, есть и предложение. А законно это, или нет, никого не волнует. По крайней мере – продавцов этого товара – точно нет. Откуда базы выплыли, виновного никогда и никто не найдет…  Какое удобство для преступного мира, наводчики уже не нужны, включай компьютер – и ищи потенциальную жертву…

 

 

Глава 9

Авдий долго давил на кнопку звонка, прислушиваясь к звукам в квартире, откуда доносилась приглушенная музыка, но дверь не открывали. Наконец, он услышал звук шагов, и на пороге появился молодой длинноволосый человек с двухдневной щетиной и разъяренным выражением на лице:

- Кто так нагло трезвонит в мою дверь? – Парень явно был подшофе. - Если я не открываю, значит меня нет дома, или я никого не хочу видеть! Ясно?

- Вы Пьер? У Вас не отвечает телефон, я подумал, что он, возможно, не работает,  поэтому я приехал поговорить к вам домой. - Авдий преспокойно не заметил грубого тона.

- Ты что, с телефонной станции? Если телефон не отвечает, значит, я еще и не хочу никого слышать! Понятно? Ты кто? Я тебя не знаю.

Парень попытался захлопнуть дверь перед носом Авдия, но Авдий успел поставить ногу:

- Я частный детектив. – Он поднес к лицу парня удостоверение.

- И что? Ты что, детективы пишешь? – ухмыльнулся тот.

- Зря смеёшься. Я бы хотел знать, где твоя девушка Жанна?

- Моя? Да я с этой сукой даже  знаться не хочу! Какое мне дело, где она?

- Может, всё-таки впустишь в квартиру? Поговорим…

- Еще чего… Знаешь, что такое частная собственность и неприкосновенность жилища? Да и не о чём мне с тобой разговаривать!

- Как знать. Жанна пропала. Твоя девушка, кстати… Её отец обратился к нам и параллельно отнес заявление в милицию…  Поэтому тебе все равно придется на эту тему говорить… если не со мной, то с милицией.

- А я тут причем? – парня явно обескуражило заявление Авдия, даже тон изменился. – Мы с ней расстались…

- Давно?

- Вчера.

- Где это было?

- В кафешке. Я послал её подальше, и уехал…

- Куда?

- Куда послал?

- Куда поехал.

- Домой.

- И, конечно, весь вечер был дома?

- Да.

- И, естественно, один?

- Один. Почему Вы спрашиваете?

Авдий отметил, что тот перешел на "вы":

- Об этом вас будут спрашивать и другие.- Авдий тоже решил перейти на "вы".

- Меня что, подозревают?

- В чем? – Авдий внимательно посмотрел Пьеру в глаза. – Обратите внимание, это сказал не я. Это сказали вы. Вам есть о чем беспокоиться?

- Нет. Но если приходит частный детектив и  задает такие вопросы, поневоле забеспокоишься.

- Да какие вопросы? Все элементарно просто,  девушка не пришла ночевать домой, не вышла на работу…  я просто хочу узнать у её парня, не здесь ли она, когда он  видел её в последний раз, где он её видел, и где еще она может быть, и что он может сказать по поводу её исчезновения…  Не хотите ли на них ответить? Может, я все-таки войду?

Парень задумался.

- Нет… Пожалуй, нет.  У меня в квартире такой бардак… Спускайтесь вниз, и подождите меня  возле подъезда, я сейчас переоденусь и выйду.

 

Авдий сидел на скамейке и курил, поглядывая на дверь подъезда. Прошло уже минут десять, но парень не появлялся, и Авдий почувствовал легкое беспокойство. Так, оценим диспозицию: если тот захотел улизнуть, то путь у него только один – через чердак, подъезд не проходной…  Да, но окна выходят на противоположную сторону; хотя этаж шестой, вряд ли он полезет через балкон в квартиру соседнего подъезда… Ну что же, если сбежал, значит есть причина… Это затруднит поиски девушки, зато будет подозреваемый…

 

 

 

Глава 10

- Мне уже звонил редактор, и рассказал о цели вашего визита, – подруга Жанны встретила Анну Кондрашову с повязкой на голове и компрессом на шее. – Проходите. Может, Жанна просто осталась у своего  дружка? Правда, его телефон тоже не отвечает. Может, они  уехали за город, и находятся вне зоны доступа? Я надеюсь, что это просто недоразумение.  Хотя только что по телевидению передали сообщение, показали фотографию Жанны, и даже объявили о вознаграждении тем, кто знает о её местонахождении. Это, честно говоря, убавило моего оптимизма. Но я все-таки надеюсь на лучшее… Ничего, если я прилягу? У меня всё еще высокая температура. Садитесь вот здесь в кресло, но лучше держитесь подальше, у меня, похоже, грипп.  Меня Тая зовут… Хотите чаю? Можно налить из термоса, он настоян на шиповнике, очень полезно… Меня этому научила бабушка, а она не признает официальную медицину, честно говоря, я – тоже… Приходишь к врачу, и видишь, что для него главное -  заполнить карточку, а на тебя он даже головы не поднимет, в глаза не посмотрит, как же можно вылечить человека, если он тебе не интересен? Я утром вызвала врача из поликлиники, он уже приходил, минут тридцать назад,   больничный я все-таки взяла, как же иначе, если работаешь? Этот хоть бесплатно  рецепты выписывает. Когда появились платные врачи, берущие за лечение деньги прямо в руки, Жанна стала называть их лечащими рвачами…

- Нет, спасибо, я только что пила кофе.  Если бы они были вне зоны доступа, оператор так бы и сообщил, - запоздало успела вклиниться в её монолог Анна, отметив, что Тая не просто общительна, а очень говорлива. Девушка тараторила, не останавливаясь ни на секунду, так, что создавалось ощущение, что она разговаривает сама с собой, сама себе задает вопросы, и сама же на них отвечает.

- Хотите, я дам вам марлевую повязку? Говорят, это защищает от вирусов…  Врач сказал, что дня через два мне уже будет легче, но только если принимать лекарства, хотя я не сторонник всякой химии, лучше народные средства, вот, например, говорят, что гомеопатия творит чудеса, как вы относитесь к гомеопатии,  к гомеопатическим препаратам?

- Гомеопатические препараты - это лекарства для здоровых,  считающих себя больными... – улыбнулась Анна.

- Вы так думаете, а у меня многие подруги так лечатся, и говорят, что  им очень помогает. Только Жанна никогда их не принимает… Вы думаете,   это серьёзно? Вы думаете, что с ней что-то случилось? – Тая без паузы перешла к вопросу, ради которого здесь оказалась Анна Кондрашова.

- Вот поэтому я и хочу с Вами поговорить, как с лучшей её подругой, - успела вклиниться в ее монолог Анна. – Давайте вместе подумаем, поразмышляем, что могло произойти, почему Жанна исчезла.

- Ой, вы знаете, Жанна такая авантюристка, мы с ней дружим с пятого класса, вместе в институт поступили, вместе работаем, я не перестаю ей удивляться, она как вечный двигатель, постоянно в движении,  постоянно чем-то увлечена…

- Так вот что у них общее, - подумала Анна.

- Правда, она не такая болтушка, как я, у меня вся энергия уходит в язык, а у нее в дело или очередное увлечение, или в очередную тему, разрабатываемую на работе, или в какой-нибудь прожект… Может сорваться с места в одну секунду и поехать в другой город в какой-нибудь музей или галерею…

- Я знаю, у неё есть парень. Его зовут Пьер?

- Пьер… Я зову его Пьер Безухий….

- Почему Безухий?

- Ну, помните, был Пьер Безухов, литературный герой, лапочка,  а этот – Пьер Безухий, потому что живет, как глухой по отношению к проблемам других, пропускает мимо ушей все самое важное,  что Жанна хочет до него донести,   и ее, и меня, это, честно говоря, раздражает…  Мне всегда казалось, что он – не герой её романа. Да и она иногда говорила,  что нельзя подтянуть другого до своего уровня, есть опасность опуститься до его. Может, она и не Пьера имела ввиду, но меня он раздражает… Да и её, похоже довольно часто. Однажды по поводу его неуместных сентенций, она резко сказала ему: "Мысль изреченная есть ложь", а не изреченная - вообще гадость...  А у тебя и изреченная дурно пахнет!"

- Ну, например, что он говорил?

- Так, ерунду всякую… Да у него все сентенции на одну тему… Ну вот, например: "Одежда  женщины - это занавес, который предполагает начало спектакля…", "Дорогие женщины, чтобы  оценить, нужно сравнить..."  -  И так далее…

- Да что тут такого, современный молодой человек, в меру циник, с юмором…

- Циничный романтик, как он себя величает. Да, юмор у него есть.  Как говорит Жанна,  юмор -  это кастрированная сатира...  Но только мы постепенно поняли, что он никого не уважает, и любит только себя.  Нарцисс. Себе на уме.  Не сразу, но появилось ощущение, что он думает только о себе и своих проблемах, а с ней так, время проводит… Короче, они  крупно поссорились.

- Из-за чего?

- Она по Интернету знакомилась… Для работы… что-то там ей было нужно написать… А он об этом узнал и закатил скандал ей скандал ревности…  Отелло грёбаный!

- Когда это было?

- Вчера.

- Так это же был вечер, когда она исчезла! И чем все закончилось?

- Ну, она ему  правду сказала, что знакомство по  Интернету - это для работы, для статьи в газету, но он не поверил… Короче,  грохнул стулом об пол и ушел из кафе…

- А она?

- А она за ним, дура!

- Вы после этого ее видели?

- Нет.

- И она вам больше не звонила?

- Нет, звонила я. Но телефон не отвечал.

- Может, она уехала с ним?

- Кто это может сказать…

- Сейчас что-нибудь не кажется вам подозрительным в ее словах, которым вы раньше не придавали никакого значения?

- Да за любое ее слово можно сейчас уцепиться. Она что-то вскользь говорила о каком-то  Интернет-знакомстве, о том, что только женщина может быть и охотником, и приманкой одновременно, о том, что договорилась с кем-то о встрече, и что эта встреча ей очень важна…  Но  ведь любая  вырванная из контекста вскользь произнесенная ею фраза,  например, только женщина может быть и приманкой, и охотником одновременно, может показаться подозрительной, но в тот момент мы просто разговаривали о мужиках, которые  не хотят жениться, и которых нужно принудительно подвергать этой процедуре, объявив на них охоту,  и этот прикол   правительство  могло бы запросто объявить национальной идеей наряду с так обсуждаемой сейчас демографической проблемой…

Анна улыбнулась:

- Что, все так серьезно?

- Да нет, мужиков у Жанны хватало. Они ходили за ней табуном.  Голубоглазая стройная блондинка… Этим все сказано. К тому же умная, обаятельная, раскрепощенная.  Жанна всегда говорила, что сентенция  блондинки глупее брюнеток,  изречена брюнеткой…  от зависти…  Правда, тут же добавляла, что нельзя перекраситься: блондинка, перекрашенная в брюнетку, все равно останется блондинкой по сути… Не знаю, что она имела ввиду, она любит парадоксы… Знаете, я  подозреваю, что она затеяла какое-то журналистское расследование, сама, без ведома и санкции редактора, не сказав об этом даже мне. Или не успела сказать…

Анна отметила, что ошибалась, приняв Таю за болтливую простушку, и говорливость в данном случае не означает отсутствие ума. Несколько секунд назад ей самой в голову пришла та же мысль о журналистском расследовании…

- Почему вы так решили?

- Потому что Жанна  не раз  заявляла, что сама распутает эту задачку, без посторонней помощи…

- Какую задачку?

- Вот этого она не говорила.

 

Выйдя от Таи, Анна зашла в первую же попавшуюся аптеку, чтобы на всякий случай купить какой-нибудь  профилактический препарат. По всем признакам Тая, похоже, действительно была больна гриппом, и Анне не хотелось заразиться, чтобы в такой ответственный для расследования  момент оказаться выбитой болезнью из работы.

Впереди стоял какой-то растерянный или расстроенный – Анна не поняла - тип. Когда подошла его очередь, он полушепотом, как тайный агент контрразведки в старом советском фильме, сказал провизору:

- Мне антипохмелин и еще тест на беременность…

- Да, похоже, ребятки хорошо погуляли накануне, - улыбнулась Анна.

 

 

 

Глава 11

Подозреваемый появился минут через пятнадцать,  побритый, сменивший халат на джинсы и футболку,  и то, что некоторое время назад он был явно пьян,  казалось невероятным. Он спокойно сел рядом с Авдием на скамейку и так же спокойно произнес:

- Спрашивайте. Я не знаю, что вам рассказывать, поэтому, если хотите, задавайте мне вопросы сами.

- Давайте, начнем с того места, когда вы начали ссориться и почему…

- Любопытство – не порок. Это – диагноз. Вам не кажется, что это наше личное дело?

- Нет, в данном случае - не кажется.

- Отчего же?  Вы что,  никогда с женщинами не ссоритесь?

- Ссорюсь, только после этого они не исчезают.

- Да… похоже я попал в неприятное положение… которое усугубляется тем, что я вам зачем-то соврал. Сам не знаю, зачем.  Я не сразу поехал домой… Жанна нашла на стоянке мою машину и села ко мне, так что мы еще некоторое время выясняли отношения.

- Где? На стоянке?

- Нет,  по пути к моему дому, мы  продолжали перебранку в дороге.

- Она поехала к вам?

- Нет, она  неожиданно попросила высадить ее у ресторана "Серебряный бегемот".

- Почему именно там?

- Не знаю, попросила – и все. Мне совсем не хотелось выяснять ее намерения. Мне хотелось другого - поскорее от нее отделаться.  Может, она решила  снять напряжение от нашей ссоры алкоголем. Это её дело. Я же приехал домой  - и напился. Почему нет? Это ее жизнь.

- Хорошо бы, если кто-нибудь смог подтвердить ваши слова.

- Сходите туда, опросите сотрудников, может быть, ее запомнили. Таких женщин обычно запоминают.

- Здесь я обойдусь без Ваших советов… Похоже, вы не очень были счастливы с этой женщиной…

- Что вы знаете о счастье? Тем более о моём…  Счастье – это ускользающая субстанция, каждый миг которой неуловим, краток и потому бесценен... о чем, кстати, нужно помнить всегда. Любовь - лишь маленькая часть этого состояния, не самая главная. А вот перманентного состояния счастья в природе, увы, не существует... кроме патологического... Пока вы не начнете относиться к собственной личной жизни как к игре...  игре случайностей...  игре характеров...  игре несовпадений ... вам не будет везти в личной жизни. Перестаньте относиться к себе слишком серьезно - и все изменится... или не изменится, если ваши взгляды не совпадут с взглядами  партнера.  В любом случае, у меня все ещё впереди. Не знаю, как у вас…Вы слишком серьёзны…

- Похоже, вы не собирались с ней мириться?

- Все прошло… А прошлое не возвращается никогда. Прошлая любовь - это  черно-белый немой фильм, который ты уже давным-давно видел, ситуации которого уже пережил...  Попытаешься пересмотреть - и поймешь: какая глупость, скука и нелепица. Уважаемый детектив, смотрите фильмы новые...   цветные, стерео и на DVD.

- Может, вы просто её не любили?

- А что такое любовь? Лишь форма наркотической зависимости... одного от другого. И это доказано наукой. У влюбленных наблюдается такое сильное отклонение от нормального состояния, что впору говорить о маниакально-депрессивном психозе. Но в нашей сегодняшней реальности  обстоит скорее  так: если вам хочется женщину раздеть  - это страсть, если прилично одеть - это любовь… Точно так же, если задать риторический вопрос женщине, какого мужчину она предпочтет, того, который хочет ее раздеть, или того, который может ее одеть, то даже вы сможете ответить. – Пьер с иронией посмотрел на Авдия.

- И как было у вас?

- Жанна сама могла себя прилично одеть…

- У меня ощущение, что вы просто на неё обижены.

- А что вы хотите? Я не привык, когда мной пренебрегают, тем более за моей спиной ведут флирт по Интернету.  Да она просто сука!

- Вам же объяснили, что это было для работы. Она журналист…

- Ага… Я, пожалуй, в пику размещу свое фото во всемирной паутине с объявлением

"Познакомлюсь с женщиной тяжелого поведения... или хотя бы среднего"…

- Ты оскорбляешь женщину, с которой ты был еще недавно.

- Возможно. Но что ей дает право унижать меня своим поведением?

- Так, это уже сказка про белого бычка… Упрямого.  Ладно, всего хорошего.  И всё-таки я дам вам совет:  когда к вам придут из милиции, расскажите им все, без утайки о вашей ссоре. Умолчания  работают против вас. Кстати, какая у вас машина?

- Ауди 10.

- Номер?          

Авдий достал блокнот, и записал цифры крупным шрифтом.

- Цвет?

- Черный.

 

 

Глава 12

В баре "Серебряного бегемота" бармен сосредоточенно взбивал  в шейкере коктейль с таким видом, словно от этого процесса зависела дальнейшая жизнь на планете.

За стойкой две молодые женщины, совершенно не обращая  ни на кого внимания, громко разговаривали о своем земном и близком:

- ...даже и не знаю, как с ним познакомиться...

- Подойди, и сама первая пригласи его на ужин.

- Легко сказать, подойди...  Вокруг него охрана... он из офиса сразу в машину в окружении секьюрити...

- Ну, тогда остается одно…  Бросайся под колеса его авто... вот и познакомитесь."

Собеседница задумалась.

Авдий с любопытством посмотрел на неё и  понял - бросится обязательно. Накануне в журнале ему попались на глаза шутливые законы современной жизни. "Закон современной жизни №1: мужик с деньгами или с должностью  привлекателен для женщин, даже если он коротышка,  лыс, толст и в постели не герой.  Закон современной жизни №2:  упаковка важнее содержимого". Н-да, оказывается,  законы не  такие и шутливые.

Авдий окликнул бармена, и попросил минералку. Когда бармен подвинул к нему бокал, Авдий протянул ему фотографию Жанны.

Бармен долго делал вид, что пытается понять, что от него хочет этот настырный детектив. Потом,  улыбаясь, сказал:

- Знаешь, у меня зрительная память хреновая. Я и себя на фотографиях порой не узнаю, а ты хочешь, чтобы я вспомнил женщину, которая была здесь всего один раз. Если была.

Авдий понимающе улыбнулся:

- Да, знакомый случай. Как-то я сел в такси и сказал таксисту адрес, на что таксист ответил, что на въезде там висит знак, кирпич. Проезд запрещен. Слышал про такой знак?

- Ну. В кино видел. И что?

- Я  спрашиваю таксиста, сколько нужно в рублях, чтобы ты знак не увидел?   Чтобы ослеп, короче, временно. Бывает временное помрачение сознания, а у него чтобы случилось временное помутнение зрения. За определенную таксу. Он же таксист. Понятно?

- Ну, и что дальше?

- Он сумму назвал. Небольшую, надо сказать.  Так сколько нужно, чтобы ты прозрел? Временно…

- Ну, сколько не жалко. Ладно, давай триста детям на мороженое и бабе на цветы…

 Среди выложенных перед ним фотографий нескольких женщин Жанну бармен узнал сразу:

- Я ее хорошо запомнил. Эффектная баба. Правда,  изрядно накачалась за сорок минут. К ней подходил какой-то мужчина в бейсболке, что-то ей сказал, и она за ним вышла.

- За ним, или с ним?

- Ну, вышла она за ним, а что дальше было, с ним она ушла или нет, я не знаю. Я специально не слежу за посетителями.

- Сможешь узнать этого мужчину, если  предъявят его фотографию?

- Вряд ли, у него бейсболка была надвинута на нос… Нет, не смогу. Тут точно не прозрею. Даже временно. Не вру, вот те крест.

- А наружные камеры наблюдения у вас есть?

- Есть. Внутри камер нет - посетителей отпугнет. Но снаружи есть. Подойди к нашему секьюрити, он  тебя к своему боссу проведет, потолкуйте, вы же из одной касты, он что, своему не поможет?  Кстати, может, расслабишься? Плеснуть грамм пятьдесят коньячку?

- Я за рулем.

- Могу предложить безалкогольное вино.

  - Спасибо. Безалкогольное вино для мужчин – то же самое, что для женщин  "обещал, но не женился"…

 

                          * * *

Главный секьюрити был немногословен. Критически осмотрев удостоверение Авдия, и выслушав его просьбу,  он, почесав лысый затылок, буркнул:

- Пятьсот тугриков.

- Побойся Бога. За что?

- За информацию. Я не настаиваю. Пожертвование добровольное - на развитие системы слежения. Не хочешь, не смотри.

- Хочу, - обреченно сказал Авдий, доставая бумажник.

- Заведение тебя не забудет. В какое время, говоришь, это было?

- После девятнадцати.

- Ну вот, смотри свой триллер, - лысый шеф охранников порылся  в фалах компьютера и повернул монитор к Авдию.

 

Когда эпизод закончился, и Авдий встал,  секьюрити  вполне дружелюбно  сказал:

- Заходи почаще. Всегда рад помочь коллеге. Это мой гражданский долг.

- Ну, понятное дело. Правда, мне показалось, что это я всем был должен.

- Тебе показалось, дружище…

 

 

Глава 13

- Возможно, он был не один, поэтому и не впустил тебя в квартиру…- отозвалась Анна, выслушав рассказ Авдия.

- Другая женщина?  Может быть и так… Не хотел, чтобы об этом узнал отец Жанны и она сама, если с ней все в порядке? Не всё так просто. Знаешь, что я увидел, когда он стоял в халате в дверном проеме,  пытаясь закрыть дверь перед моим носом?

-?

- Я заметил на его запястье глубокие царапины от ногтей женщины.

- Почему женщины?

- Да потому что мужчины их не носят. Ногти, я имею ввиду. И обычно дают в морду, а не царапаются.

- Может от когтей животного  - кошки, собаки?

- Анна, неужели ты думаешь, что я не отличу след от ногтей от следа когтей?

- Тебя царапали женщины?

- Меня царапали животные… Хотя первое  не исключает второго,  если написать это словосочетание через дефис…

- Неудачная шутка.

- Почему? Мне кажется, что женщины более звери, чем мужчины: как выясняется, они очень завязаны на запахи. На естественный запах мужчины, как таковой,  на его парфюм и на смесь этих запахов... многие женщины неосознанно выбирают мужчину по принципу "это запах моего мужчины"... смешно и грустно одновременно...

- Авдий, ты как всегда, в своем амплуа, но давай вернемся к царапинам на его руках… Может, ссора с Жанной переросла в драку? Вот где официальные органы дознания  добились бы результата… Ты, как частный детектив, даже не смог попасть в его квартиру… А у них было бы все, как надо. Арест по подозрению.  Санкция на обыск квартиры, осмотр вещей и одежды, машины, привлечение криминалистов, посмотрели бы его ногти, что под ними, допрос с психологическим давлением…

- А если бы ничего не нашли?

- Отпустили бы и принесли глубочайшие извинения. Но в любом случае, вызывает подозрение то, что он не впустил тебя в квартиру… А если там труп? Чего не бывает? Бытовая ссора, толкнул, упала, ударилась головой о край ванны…

- Н-да… Это выяснит милиция. Они наверняка пойдут нашим же путем с некоторым опозданием…  Так вот, бармен, как я уже тебе говорил, ее узнал. К ней подходил мужчина в бейсболке, и она сразу за ним вышла. Я предположил, что она могла с ним уехать, но на   записи с наружных видеокамер видно только, как она выходит из бара и идет в сторону бульвара и поворачивает налево, где и исчезает из поля зрения камер. Сразу перед ней вышел  мужчина в бейсболке, но он повернул направо. Значит, она шла не за ним.

- Это ничего не значит. Он мог просто выходить таким образом из зоны, захватываемой камерами. Иначе зачем глубоко надвинутая на глаза бейсболка?  Они могли встретиться на улице вне зоны обзора камер.

- Конечно. Таким образом, мы знаем только, что к ней подходил мужчина в бейсболке, и она вышла за ним. Не густо.  Что интересного тебе поведала подруга журналистки?

Анна подробно пересказала ему разговор с Таей, акцентировав внимание на версии о предполагаемом несанкционированном начальством журналистском расследовании Жанны.

- Так, понятно. Это не исключено.  Пусть это будет одной из версий, которую мы будем разрабатывать наравне с остальными.

- Кстати,  ты знаешь, что телевидение уже передало сообщение об исчезновении журналистки отдела криминальных новостей?

- Молодцы, оперативно работают, вот что значит корпоративная поддержка коллег по цеху. Знаешь, что мы упустили? Два момента, нет, даже три. Нужно съездить к оператору сотовой связи, выяснить, кто и когда связывался с Жанной по телефону в ближайшие три-четыре дня. И посмотреть  содержимое её рабочего компьютера.

- А какой третий момент?

- Посмотреть содержимое её домашнего компьютера.

- Если таковой дома имеется… Хотя у кого их теперь нет, тем более, у журналистки.

- Что,  распределяем роли?  Ты в сотовую компанию, а я пороюсь в ее компьютерах, если разрешит руководство редакции и папаша журналистки. Ну, с отцом, я думаю, проблем не будет, а вот редакционный компьютер вызывает у меня некоторую неуверенность…

- Давай так, в редакцию поеду я,  и заодно  к оператору сотовой компании, так как их центральный офис находится рядом с редакцией, а ты - к отцу Жанны. Редактор меня уже видел, я ему понравилась, это я сразу почувствовала, и думаю, мне он не откажет.

- Н-да… Хорошо, пусть будет так.   Кто, интересно, здесь начальник? Ты не в курсе?

 

 

Глава 14

Авдий  сидел в комнате Жанны и просматривал текстовые файлы, не зная, за что зацепиться.  Если просматривать все тексты, то на это уйдет неделя работы – архив у Жанны был огромный.

Это и рабочие материалы для газеты, и законченные статьи, и куски текстов,  неизвестно откуда вырванные, и зарисовки,  файлы с номерами телефонов, адресами, именами, фамилиями,  и еще невесть что.

Все это находилось в том "рабочем беспорядке",  структуру которого может знать только хозяин компьютера.

Отец Жанны стоял за спиной и молча наблюдал за манипуляциями Авдия. Наверное, стоило бы начать с электронной почты, но, судя по всему, Жанна по своим соображениям не пользовалась почтовым клиентом, а читала письма  на почтовом сайте. Ни логин, ни пароль доступа к которому, естественно, не был изввестен. Поэтому Авдий решил просмотреть наиболее свежие текстовые файлы.

Выбрав один из них, он щелкнул  кнопкой мыши, и стал читать текст:

"Плутая по всемирной паутине, выходишь иногда на такие любопытные тенденции... Вот, к примеру отечественный сайт знакомств с размещенными на нем анкетами русских иностранок... Читаешь (любопытно), и понимаешь, что возможно идет попытка повторного "экспорта мозгов" из России, может не такой мощного, как ранее, и не таких уж и "мозгов", но все-таки... В начале девяностых уезжали ученые и крупные специалисты по приглашению серьезных фирм... и молодые и красивые женщины (тоже своеобразный экспорт, понятно чего), выходя замуж за все страны мира, и развитые и отсталые, - у кого как сошлись звезды...

И вот через двадцать лет эти уже увядающие, но еще эффектные 40-45-летние женщины, прочно там осевшие, но у которых не сложилась личная жизнь, которых бросили и так далее и тому подобное... пытаются импортировать из России "высоких и умных"... и, возможно, богатых русских мужчин... потому что лучше русского мужика все-таки нет?

Уважаемые дамы, покинувшие Родину в трудный для нее момент, оставьте, наконец, Россию в покое! Сначала вы в своих красивых телах вывезли из нее красивый генофонд нации (не знаю, умный ли...), но вы вывезли ПОРОДУ (хочется все-таки видеть вокруг красивые лица), а теперь вы снова собираетесь нанести ей урон, выманивая через Интернет-знакомства своей увядающей красотой умных, и как вам хотелось бы, богатых российских мужчин… Уймитесь, наконец, если сбежали… и наслаждайтесь тем, что купили за свою молодость и красоту там…"

Явно это был рабочий материал к какой-то статье. Авдий задумался.   Ага, не есть ли это  то, что он ищет, - не  здесь ли  ключ к разгадке.   Интернет-знакомства… Пьер сказал, что они поссорились с Жанной именно на этой почве. Подруга Жанны независимо подтвердила, что ссора с бойфрендом  у Жанны произошла именно из-за сайта Интернет-знакомств.  Авдий открыл папку с избранными ссылками в браузере и стал просматривать содержимое.  Интересно, куда приведет эта ссылка со странным названием "Мой профайл"?

Авдий щелкнул кнопкой мыши, и стал ждать появления результата. Всплыло окошко, на котором была  надпись "Введите логин и пароль". Авдий в досаде стукнул кулаком по крышке стола.

 Отец Жанны нарушил молчание:

- Могу я чем-нибудь помочь?

- Есть у  Жанны любимые словечки?

- Проехали, пробьемся… н-да, что же еще? А это зачем?

- Компьютер требует ввести пароль. Как правило, люди используют для этого любимые слова… это, обычно, то, что забыть невозможно…

- Так может порыться в столе? Не записан ли пароль где-нибудь на  клочке бумаги? Я хорошо знаю Жанну, она не станет держать в голове лишнюю информацию, а запишет на первой попавшейся бумажке.  Давайте посмотрим.

Авдий почесал затылок – неужели все так просто?

 

 

Глава 15

Анна вышла из редакции, набрала номер Авдия и подробно рассказала о результатах.  В редакционном компьютере не нашлось ничего такого, за что можно было уцепиться следствию. Причем сотрудники опередили Анну и уже пересмотрели все текстовые файлы и почту в рабочем компьютере Жанны еще до ее прихода. Только рабочие материалы, и более ничего, что, в общем-то, странно для женщины. Хотя, с другой стороны, компьютером могут пользоваться и другие, он не под паролем, так зачем выставлять на всеобщее обозрение свои личные дела?  В официальном электронном почтовом ящике – тоже ничего подозрительного, его Анна просмотрела сама. За исключением одного короткого письма. Хорошо. Я согласна встретиться. Дата – канун исчезновения.

- Электронный адрес, на который оно направлено, ты записала? – спросил Авдий.

- Да. Но вряд ли это нам что-то даст. Часто почтовый ящик берется на пару часов под вымышленное имя или ник, а потом удаляется.

- Ты думаешь, это такой случай?

- Можно проверить. Отправить пустое письмо. Если письмо вернется, значит, адрес удален.

- А если не удален? Тогда мы спугнем этого респондента. Не надо. А так – можно найти отправную точку.

- Которая упрется в Интернет-кафе…

- Возможно. Но и это какая-никакая зацепка. В нашем случае – это уже много. Заедешь к провайдеру?

- Уже поздно, не успею. Рабочий день основного персонала заканчивается, сейчас я перед офисом сотовой компании, постараюсь взять распечатку разговоров Жанны, если они еще не закрылись. Как у тебя дела?

- Пытаюсь зайти на ее страничку на сайте знакомств. Дело за малым – нужен пароль. Завтра начнем рабочий день пораньше. Встретимся в 7.00 в офисе. Я задержусь здесь допоздна, чувствую, что-то в компьютере есть.  Позвоню, если будет не очень поздно.

- Хорошо, - Анна уже открывала дверь ярко освещенного офиса, в котором клерки в белых рубашках и черных костюмах уже запирали свои рабочие столы.

 

 

Глава 16

Действительно, в верхнем ящике стола Жанны лежала бумажка с записанными на ней английскими словами. Четыре слова, по два в столбике. Логин и пароль. Неразделимая пара – идентификатор личности в Интернете. Так, одна пара -  скорее всего от почтового ящика, а вторая – от странице на сайте знакомств? Посмотрим.

- Вы даёте мне разрешение вторгнуться в личную переписку вашей дочери? – спросил Авдий.

- Я понимаю, что это формальность, и вы обязаны меня спросить…   Делайте все, что сочтете нужным для расследования, лишь бы это помогло, - устало ответил отец Жанны.

Авдий снова щелкнул по ссылке "Мой профайл" и набрал на клавиатуре в открывшееся окошко написанные на бумажке слова. Так, неудача, попробуем вторую пару…

Ага, открывается. Ну вот, теперь понятно. На экране появилась  личная страничка Жанны, на которой была помещена ее эффектная фотография в бикини с указанием  возраста, роста и веса. Это ее страница на сайте знакомств, которую она использовал для  работы, для статьи в газету,  как пыталась убедить Пьера? Интересно, какую статью в газету может написать журналист отдела криминальных новостей, используя в качестве рабочего материала сайт знакомств и помещая на нем свою откровенную фотографию? Странно, по крайней мере. Что ж, это и есть  его задача, понять и уяснить, что  двигало Жанной:  личные ли цели, или нечто другое.

Авдий повернул колесико мыши. Открылась оставшаяся часть страницы. На ней значилось: Цель знакомства: интим за деньги. Кого я ищу: спонсора. У Авдия  удивленно поднялась правая бровь. Он прокрутил страницу дальше.

В самом низу страницы было написано: О себе: Тому, кто знает, о чем я говорю. Ты открыл охоту на женщин,  я открываю охоту на тебя, призрак. Я вычислила тебя, знаю, кто ты,  и знаю зачем тебе нужны девушки. Предлагаю тебе остановиться,  давай поговорим, вот мой телефон.

 Итак, Жанна затеяла опасную игру.

 

 

 Глава 17

Анна Кондрашова смотрела на распечатку телефонов и понимала, что такое количество номеров проверить в ближайшее время физически невозможно, - у Жанны был огромный круг знакомых, и это, видимо, были издержки профессии.

- Скажите, - обратилась она к менеджеру. – Если телефон не отвечает, то есть он включен, но абонент не берет трубку, можете вы установить ее местоположение?

- К сожалению, у нас пока нет такой услуги, для этого нужно подключение к системе спутникового позиционирования. Но мы работаем в этом направлении, и в ближайшем будущем клиенты смогут пользоваться такой услугой.

- Это нужно здесь и сейчас, - вздохнула Анна. – А можете ли Вы дать фамилии  абонентов, соединявшихся с этим телефоном? - Анна показала глазами на список, лежавший в ее руке.

- Только по письменному запросу официальных органов, прокуратуры, например.

- А другого пути нет?   Вы же видели моё удостоверение.

- К сожалению, нет, извините. Я и так сделал для вас все возможное.

- Спасибо. Я очень вам признательна.

 Анна положила распечатку в сумочку и пошла к выходу.  Так, впереди у нее ночь, чтобы проанализировать и рассортировать номера, а утром что-нибудь попытаемся предпринять, включить старые связи или…  А что это Авдий говорил про базы данных, купленные на барахолке?  Нет худа без добра. У каждого явления, как всегда, две стороны…

Она набрала номер Авдия:

- Скажи мне, где  те  левые базы данных на многострадальное население нашего города, которыми ты хвастливо пытался меня изобличить?

- В сидироме компьютера, в офисе. Ты что-то нарыла?

- Ничего конкретного. Буду проводить рутинную работу по идентификации телефонных номеров. Но дома. Я так устала, что в офисе это делать уже не в силах. Заеду в офис за диском, но займусь этим только дома.

- Может, сначала поужинаем?

- Говорят, если женщину приглашают на ужин, это подразумевает и завтрак… Я не слишком сильно пошутила?  Спасибо, Авдий, но я так устала, что валюсь с ног. Сейчас приеду, приму душ, и снова за работу. Ну все, гуд бай, встречаемся завтра в семь в офисе? Да, что там у тебя?  Что-нибудь есть?

- Кое-что намечается… - Авдий помедлил. - Подробности завтра.

- Хорошо. – Анна поняла, что Авдию не совсем удобно говорить при отце Жанны. - До завтра.

 

 

 

Глава 18

Видимо, бессонная ночь у компьютера все-таки сказалась на общем состоянии, потому что Анна выронила ключи, при попытке открыть наружную дверь  офиса. Она опустила глаза и увидела под дверью серый конверт, слившийся с цветом плитки,  потому и не бросившийся в глаза сразу. Так, это уже интересно…  Значит личность, показавшаяся ей знакомой, и только что  быстро удалявшаяся от офиса, и этот конверт, скорее всего, между собою связаны. Этот темно-синий плащ с поднятым воротником, эта странная фигура, сутулая и нервная уже попадали в ее поле зрения… Когда?  Вчера, да, вчера он стоял у офиса на противоположной стороне улицы.

На конверте мелкими готическими буквами был написан почтовый адрес агентства, а в графе Отправитель крупными буквами с тремя восклицательными знаками значилось СРОЧНО!!!

Анна зашла в офис, включила настольную лампу и внимательно осмотрела конверт. На конверте отсутствовал штемпель почтового предприятия. Значит, конверт принес лично сам  отправитель письма. И почти столкнулся с ней у офиса. Что заставило его пренебречь всеми неписанными правилами анонимщика и фактически себя рассекретить?

Анна вскрыла конверт и стала вчитываться в текст, написанный на ученическом листке в клеточку мелкими  буквами. Звякнул колокольчик на входной двери, и на пороге появился Авдий и тоже с не выспавшимся лицом.

- Привет! На чём ты так сосредоточена? Письмо от любимого из далекой загадочной страны где вечное лето и лазурный океан?

- Привет. Помнишь, я очень хотела, чтобы в газете было опубликовано сообщение об исчезновении журналистки? Мои предположения подтвердились. А именно:  сразу объявился наш загадочный корреспондент. Похоже, он читает всю криминальную хронику.  На этот раз письмо принес он сам лично к нам в офис и положил под дверь. По крайней мере, мне так кажется.  Интересно, почему он выбрал именно наше агенство? Слушай: "Корреспондентка Жанна Первей, сообщение об исчезновении которой вчера вечером поместили в газетах, похищена два дня назад вечером от ресторана "Серебряный Бегемот" Её  увезли на черной иномарке, на  которой  установлен аэродинамический багажник, на крышке которого есть большая вмятина. Машина перед этим остановилась метров за 50 от бара, водитель подозвал проходившего рядом человека, о чем-то с ним поговорил, что-то ему дал, возможно деньги или какую-то бумажку. Человек в бейсболке зашел в бар, через несколько минут появился снова и продолжил свой путь, следом вышла девушка и приблизилась к черному автомобилю. Машина перед этим  дважды мигнула фарами.  Из автомобиля водитель не выходил.  Метрах в двух от дверцы водителя девушка  вдруг стала медленно оседать на тротуар. То, что происходило далее, длилось не более двух секунд. Водитель резко выскочил из автомобиля, подхватил девушку, закинул  ее на заднее сиденье автомобиля, и резко ударил по газам. Что происходило дальше, я пока  написать не могу. Разглядеть водителя  практически не было возможности. Единственное, что бросилось в глаза, то, что у него  была небольшая лысина  на затылке."  Все. Конец цитаты. – Анна подняла глаза на Авдия.

- Таким образом, это похищение.  Похитил неизвестный человек и увез в неизвестном направлении.    Это все, что мы имеем на данный момент… Веселенькая история.

- Почему  неизвестный? Это мог быть и ее бойфренд Пьер, который вернулся за своей возлюбленной. Он же ее и высадил у "Серебряного бегемота". Иномарка, цвет темный, почему нет? 

- Но я не заметил у Пьера лысины… Хотя, если она небольшая, то я мог просто ее не увидеть. Он выше меня, я не мог видеть это сверху, – Авдий поморщился. – Ну и приметы: вмятина на багажнике, лысина на затылке… Что ещё?

- Посмотри, конверты одинаковые,  цвет чернил один и тот же, штамп одного и того же почтового отделения. Только последнее письмо вообще без штампа, он принес его сам, и даже не стал бросать в почтовый ящик, а бросил под дверь, чтобы на письмо сразу обратили внимание…

- Еще есть какие-то мысли?

- Да,  есть любопытная подробность, - в его письмах содержатся описания пропажи только тех людей и преступлений, которые освещались в прессе… И это  факт.  Я поняла это, когда анализировала все его письма, адресованные нам. Мне было очень интересно, отреагирует ли он  на сообщение в газете об исчезновении журналистки. Он отреагировал…

- Значит, он к ним  причастен…

- Это еще ни о чем не говорит…

- Что ты хочешь этим сказать?

- А не фантазер ли это, просто-напросто… или больной человек, который читает прессу.

- Или просто сам маньяк…

- Обычно серийный маньяк хочет, чтобы о нем знали, причем психологи почему-то считают, что он хочет, чтобы его остановили, но это не так. Это ошибка. Ему нужно, чтобы о нем знали, поэтому он должен подать знак, что это именно он. Но знаков нет. И значит, что здесь не тот случай. Он пишет письма нам, а не в милицию, не в газету, не на телевидение, значит ему нужно, чтобы преступление было раскрыто.

- Похоже на правду. Знаешь, возможно, хотя вряд ли, и все-таки есть вероятность, что он бросает письма в почтовый ящик  рядом со своим домом. Интересно, можно ли отыскать этот почтовый ящик? Сейчас я еще раз посмотрю все его письма. Хорошо, что мы не отдали их в УВД, теперь у нас у самих есть право работать по этому анониму, поскольку он сообщил факты по существу дела, которое мы ведем по заявлению отца журналистки.

- А что со звонками на ее сотовый?

- По базе данных номеров сотовых телефонов я нашла всех звонивших ей в тот вечер и накануне, составила таблицу с фамилиями, адресами, телефонами, количеством звонков и времени их поступления. Осталось идентифицировать их по степени близости к ней.

- Да, займись этим. Я тоже не буду сидеть без дела.

- Ты не рассказал, что нашел в домашнем компьютере Жанны.

- Девочка очень смелая оказалась. Или просто безрассудная. Она собственноручно сделала вызов призраку, как она его назвала, видимо, маньяку, существование которого она заподозрила. Непонятно, почему это она сделала через сайт знакомств. У меня есть ощущение, что она все-таки имела с ним какой-то контакт, возможно, по электронной почте, которую уничтожила, возможно, он ей звонил на телефон редакции, и она получила какие-то мимолетные сведения о нем или о месте его обитания, иначе зачем ей писать сообщение "Тому, кто знает, о чем я говорю. Ты открыл охоту на женщин,  я открываю охоту на тебя, призрак"  на сайте знакомств.

Дверной колокольчик на входной двери в офис звякнул, на пороге появился  юноша с аккуратной стрижкой, типичный студент-отличник:

- Доброе утро. Я что, опоздал? – он посмотрел на часы. – Что вы делаете здесь в такую рань?

- Доброе… Правда не такое, как хотелось бы, - отозвался Авдий на приветствие стажера. – Григорий, ты очень вовремя. Хотелось бы подключить тебя к срочному делу, которым мы с Анной занимаемся, но и текучка требует внимания. У тебя будет весьма деликатное задание.  Возьми  этот фотоаппарат,  не смотри, что он так мал - это цифровик с двадцатикратным зумом. Тебе нужно аккуратно последить вот за этим господином, - Авдий протянул стажеру фотографии и листок с адресами. – Клиентка хочет убедиться, что муж ей верен. Или получить доказательства обратного. Так что снимай все, что попадает в первый или второй вариант развития событий посекундно. Шутка. Но так как карта памяти фотоаппарата вмещает до тысячи снимков, поэтому шутка близка к пожеланию,  поэтому флаг в руки – и на задание. Чем больше будет снимков, тем лучше. И тем выше твой гонорар (шутка на половину). Чтоб было что показать клиентке, как отчет о проделанной работе и не зря получаемых деньгах. Единственное, о чем я тебя хочу предупредить, если он увидит, что его снимают, тебе может не поздоровиться. Будь осторожен. Через каждые 3 часа звони мне и докладывай об обстановке.  Ты на машине?

- Да.

- Так что стоим? Вперед!

- Есть, шеф! – стажер шутливо поднес руку к голове, и направился к выходу.

- Анна, я тоже ухожу,  займусь воплощением одной моей идеи, которая может нам помочь… а может и нет, вот только переоденусь, - Авдий взял в руки сумку приличного объема  и высыпал её содержимое.

Анна с удивлением и интересом  посмотрела на разбросанную одежду и обувь:

- С тобой  все в порядке, или бессонная ночь дала о себе знать?

- Анна, одежда, это всего лишь способ вызвать у противоположного пола определенные сексуальные фантазии, и ничего более…

- Да? - Анна еще раз посмотрела на разбросанную одежу. - В таком случае, желаю тебе успеха.

 

 

Глава 19

Стажер Григорий, не мудрствуя лукаво, пристроился на своей видавшей виды девятке у офиса бизнесмена, держа наготове под рукой фотоаппарат. Он был так молод, что на своей работе для усиления собственного интереса к процессу легко и непринужденно играл в игру "я – гениальный сыщик". Неважно, что тебе дали банальное задание, важно, как ты при этом себя чувствуешь и насколько квалифицированно выполняешь свою работу. Если хочешь, чтобы твоя работа была интересна, сделай ее интересной сам.

 Но, не смотря на то, что он внутренне был готов к любым неожиданностям, он все равно едва не проворонил выезжающий из арки ворот автомобиль бизнесмена. На всякий случай Григорий нажал на затвор фотоаппарата, но фиксировать было нечего. Рядом с бизнесменом в автомобиле никого не было.

Он пристроился на безопасном расстоянии от автомобиля бизнесмена, стараясь не упустить его из вида. БМВ с затемненными задними стеклами двигался вместе с потоком транспорта по улицам  города, и девятка стажера послушно следовала за ним,  синхронно останавливаясь на светофорах.

 В машине стажера негромко  звучала музыка, часто прерываемая назойливо орущей рекламой, и каждый раз при её звуках Григорий спрашивал себя, почему рекламщики считают, что если заорать покупателю в ухо "купи себе лучшую газировку", тот непременно побежит к киоску с напитками, а не снизит громкость приемника или не переключится на другой канал. Даже  дилетанту известно, что шёпот инстинктивно заставляет человека заострять внимание, а крик только  отторгает. Элементарно, Ватсон! Что это, если не оголтелый  непрофессионализм?

Бизнесмен вел себя спокойно, изредка разговаривал по мобильнику, остановившись в пробке, купил газету у разносчика газет, заехал на заправку, купил сигарет в киоске. Григорий исправно снимал все его скудные действия. В конце концов они выбрались из города, и тут Григорий понял, что его машина – просто щенок по сравнению с автомобилем бизнесмена. Легко набрав скорость тот оторвался от него и маячил черной точкой где-то на горизонте, то и дело скрываясь из виду на изгибах шоссе, повторяющего контур складок местности. В конце концов Григорий потерял своего клиента, правда, перед этим ему показалось, что машина бизнесмена свернула на проселочную дорогу, но он не был в этом уверен на сто процентов. Проехав вперед на максимальной скорости еще десятка  два километров, он  убедился, что БМВ бизнесмена впереди нет, или тот окончательно оторвался от своего преследователя. Правда, вряд ли он заподозрил, что за его машиной ведется слежка.

Да, за такой ляп шеф его вряд ли похвалит. Стажер развернул машину и направился к пересечению с второстепенной дорогой, на которую, как ему показалось, свернул автомобиль бизнесмена. Правда, это мог быть и другой черный автомобиль, но выбора не было. Сначала дорога была покрыта асфальтом, но через несколько километров он закончился, и дорога превратилась в разбитую  давно не ремонтированную грунтовую. Автомобиль то и дело подпрыгивал на ухабах, как необъезженный конь, и с каждой минутой настроение Георгия портилось все больше и больше. Дорога становилась все хуже и все уже, норовя превратиться в тропинку, причем деревья подступали все ближе и ближе. Единственное, что обнадеживало  - на этой дороге был четкий свежий след от широких протекторов иномарки.

Через полчаса он чуть не врезался в неожиданно появившиеся  на крутом повороте ворота, над которыми была вывеска со старыми проржавевшими буквами и над нею новая   надпись "База отдыха "Рассвет".

Дальше дорога уходила влево, огибая базу, которая была обнесена высоким, не менее трех метров высотой глухим  забором.

 

 

Глава 20

Авдий стоял за грязным столиком в грязной пивнушке, расположенной в подвале старого здания, которое давно пора было пустить на слом. Он еще раз критически посмотрел на свою грязную фуфайку без рукавов и резиновые сапоги, вымазанные бетоном. Да, не зря Анна иронизировала над его прикидом. Какие определенные фантазии могла вызвать такая одежда у противоположного пола, Авдий предполагал.  Но он и не собирался общаться здесь с женщинами, задача у него была другая.  Перед ним стояло три кружки пива. Пиво было теплое и противное, под стать заведению. Авдий оставил пива в кружке на треть объёма и передвинул ее на противоположную сторону  стола. Толстая продавщица в грязном халате покрикивала на местных алкашей, заполнивших небольшой  темный зал с тусклым освещением желтых ламп накаливания, засиженных мухами, с окнами под потолком, в которых,  как в экранах телевизоров, двигались мужские и женские ноги редких прохожих. Авдий незаметно рассматривал посетителей и краем уха удивленно слушал монолог профессионального алконавта, обращенный к таким же, как и он, собутыльникам:

- Мужики, ну и чё вы на них, на своих жен долбаных, обижаетесь? Я вот вспоминаю слова Натальи Николаевны Гончаровой, сказанные Пушкину: "И как же ты мне надоел со своими стихами!" Все бабы одинаковы! Что ни делай - все им не ладно! Они же не понимают, что мы – люди  творческие, и нам нужно общение! Мы же народ художественно-мыслящий, неординарно думающий… Разве можно народ, который придумал такое количество определений, обозначающих одно и то же действие, отучить это действие производить? Народ, который знает, что "пятница" - это просто "тяпница", - день, когда каждый стекольщик - "врежет", маляр - "вмажет", артиллерист - "бабахнет", астроном - "зезвездит", барабанщик - "грохнет", бюрократ - "примет", голубятник - "приголубит", грузчик - "опрокинет", дегустатор - "отведает", джентельмен - "пропустит", машинист - "загудит", звонарь - "брякнет", лесоруб - "заломит", ловелас - "уговрит", нефтяник - "забурит", пожарник - "зальет", пекарь - "шмякнет", постовой - "заторчит", повар - "откушает", рыбак - "захвостнет", сапожник - "засандалит", подрывник - "шандарахнет", а судья - "приговорит"?

Народ, который не просто напивается, а напивается качественно: военный - "вдубаря", гробовщик - "вусмерть", ныряльщик - "вдрызг", портной - "под завязку", плотник - "в доску",стекольщик - "вдребезги", сапожник - "встельку", священник - "до чертиков", ямщик - "вдугаря"?

Народ, который и выпить предложит вполне профессионально: водитель - "ну, поехали", рецидивист - "вздрогнули", малолетка - "давай по маленькой", летчик - "полетели". Ну разве можно лишить народ такого пласта творчества?

Он горе - "заливает", покупку - "обмывает", мелочь какую-нибудь - "спрыснет", и зовет он эту злодейку задушевно и ласково - "светленькая", "красненькая", а если дрянь какая - так и имя ей соответствующее - "бормотуха". Вслушаешься - поэзия "серебряного века". Дай ты этому народу протрезветь - он такое натворит, что может кто и рад не будет. Вишь сила какая в нем, потенциал творческий. Вдруг не туда попрет, куда хочется постоянно трезвому и скучному гражданину в сером пиджаке? Вот ведь закавыка какая... Так давайте выпьем, за нас, творческих и неунывающих  индивидов!

Мужики дружно чокнулись кружками с пивом, в которое до этого предварительно была добавлена водка. Действительно, какое ж пиво без водки…

К столу Авдия подошел тщедушный мужичок в драном костюме.

- Допивать будешь? – кивнул он на отставленную в сторону недопитую кружку пива.

- Нет. Не буду. Пиво дрянь.

- Так я допью, - не то спросил, не то утвердительно сказал мужичок.

- Пей. Дерьма для друга не жалко.

- А ты мне в друзья не набивайся.

- Да на хрен ты мне сдался. Своих полно.

- А ты откуда? Чё здесь делаешь?

- Из Белоруссии. Бугор я. Братаны из бригады сбежали,  а работу надо заканчивать, вот ищу подельников.

- А что делать-то надо?

- Кладку кирпичную, стены  штукатурить, ну всякое разное, не очень квалифицированное. На отделку у хозяина другая бригада есть. Не желаешь с нами подкалымить?

- На фиг мне такое счастье? Мне и здесь хорошо… Тут у нас несколько человек нанимались к одному, так уже полгода о них ни слуху ни духу. А должны были вернуться через месяц.

- А что, специалисты были хорошие?

- Да какие, на фиг, специалисты. Где что плохо лежит, вот здесь они специалисты. То цветной металл где-то снимут, то провода, то по дачам пройдутся. Они и на работу-то нанялись, наверное, чтобы стащить у хозяина что-нибудь по-крупному.

- А к кому нанялись?

- Дак хрен его знает, он паспорт не показывал.

- А ты его видел?

- Рядом стоял, слышал и видел… Ждал, когда уйдут и пиво оставят. А они, гады, все до капельки допили…

- А какой он?

- Да никакой. Встречу – не узнаю. Да, лысина была на башке на самом затылке. Когда он нагибался за сумкой, увидел. Небольшая.  А тебе на фиг? Ты чё, мент?

- Сплюнь, чтоб не сглазить. Ищу, кто моих братанов переманил, ведь к кому-то они переметнулись. Значит, денег больше посулили. А они  даже аванс не отработали, который получили. Мне что, эти деньги самому отрабатывать? Не знаешь, где его найти?

- Кого?

- Лысого.

- Нет, не знаю. Ты пиво допивать будешь? – спросил мужичок, поняв, что Авдий собирается уходить.

- Пей, если здоровья не жаль.

- Чё его жалеть-то? Его поправлять надо, - мужичок радостно перетянул к себе оставшиеся кружки...

 

Авдий вышел из пивнушки и сощурился от яркого солнечного света. На противоположной стороне улицы он увидел вывеску "Магазин "Вино-Водка-Пиво- Продукты." После увиденного внизу, ему как-то сразу захотелось переименовать этот магазинчик в "Вино-Водка-Пиво-Закуска"...

 

 

 

Глава 21

- Ну, помогла твоя грязная одежда вызвать у кого-нибудь определенные сексуальные фантазии?  Ты не забыл, что плэйбой и плебей – это разные персонажи? – без улыбки спросила Анна, глядя на входящего в офис Авдия. – Я опасаюсь, что своим видом ты отпугнешь всю нашу клиентуру, конспиратор.

- Не хочу проводить прямых аналогий, но Шерлок Холмс тоже любил переодеваться…

- Где  же ты все-таки был?

- В пивной.

- Тогда понятно…

- И у вокзальных проституток.

- Я в тебе разочаровываюсь, Авдий…

- Чтобы не разочаровываться, не надо очаровываться... Еще я побывал в подвале у бомжей, и еще много где. И напоследок покатался в электричках.

- Так ты нуждался в деньгах?  "Извините, мы не местные, нас обокрали… Граждане, дайте, кто сколько может,  денег на обратный билет"?..

- Зря смеёшься… Я многое узнал об этой жизни.

- Например, что?

- Что подобное тянется к подобному...  Я увидел воочию, как люди-растения едут на дачу выращивать растения для поедания и соления.  Фильм ужасов...  российской действительности. Хотя что тут удивляться - наш человек на бифштекс зарабатывает на работе, а гарнир  выращивает на даче. Разделение труда, однако… Есть о чем задуматься…

- Ты задумался? О чем? 

- О жизни. Глядя на этих людей, я, к примеру, думал, что это смешно, когда какой-нибудь клерк, инженер либо рабочий  по поводу рождения сына с пафосом говорит, что, наконец, родился наследник. Помилуйте, какой наследник? Что он  унаследует?  Участок в шесть соток? Ржавый автомобиль? Что-то люди не из той оперы арии поют. Роли перепутали, как это ни горько звучит...

- Это все, что ты узнал?

- Я выяснил многое, и хочу тебе сказать, - то, чем мы занимаемся, это только верхушка айсберга…

- Что ты имеешь ввиду?

- Анна, как выясняется, людей пропало гораздо больше, чем это зафиксировано в милицейских сводках. Счет идет на десятки… но, может быть, и на сотни. Пропавшие люди не занесены в сводки, поскольку о них никто не заявлял… Это бомжи, привокзальные проститутки, бичи, иногродние без регистрации, гастарбайтеры и, наверное, есть еще какие-то группы людей, о которых я пока не знаю…

- То есть ты хочешь объединить пропажу нашей журналистки со всем этим сбродом в одно дело? На каком основании? Это не паранойя? Мало ли почему пропадают бомжи и проститутки? Почему ты так решил?

- Интуиция…

- Ты сам учил меня не полагаться только на интуицию.

- Знаешь, что есть исключения из правил?

- Не хочу разделять заблуждения другого… даже если он мой руководитель.

- Тогда считай, что это указание твоего прямого начальника, сорри.

- Хорошо, я подчинюсь. Потому что не время разводить дискуссии.

- Спасибо. Речь идет об интуиции, но не моей. Я хотел удостовериться и поэтому  не стал тебе рассказывать, что в  компьютере Жанны я нашел одну строчку, похожую на заголовок статьи. Куда исчезают бомжи и проститутки? И более ничего. Я решил, что нужно проверить её версию. Куда исчезают бомжи и проститутки, хотела знать Жанна. Не здесь ли ключ к разгадке её исчезновения?  Так вот, во многих рассказах проституток и бомжей, поведавших мне о бесследном исчезновении их товарок и сотоварищей, тоже фигурирует человек с небольшой лысиной на затылке… Жанну тоже увез человек с лысиной. В письме, найденном тобой под дверью, тоже есть описание человека с лысиной. Это не может быть простым совпадением. Хотим мы этого, или не хотим, но нам придется рассмотреть версию, что тот, кто занимается похищением женщин, о которых мы узнаём из милицейских сводок, и тот, кто похищает бомжей и проституток – одно и то же лицо. К сожалению, никто не может точнее описать его внешность, словно её у него  нет. Женщины исчезают, но куда? Теперь выясняется, что исчезают и мужчины… Просто полтергейст какой-то. Не призрак же их, действительно, похищает? С лысиной вместо лица…

- Да, кстати, по этому поводу… Я, занимаясь анализом  писем, вспомнила одну твою вскользь брошенную фразу "ну и приметы: вмятина сверху на багажнике, лысина на затылке…"  И поняла, что меня смущало во всех письмах нашего анонима. 

- И что?

- Все, что он описывает в своих письмах – места преступлений, описания  участков, пути следования, приметы, как и в последнем случае  – лысина на затылке, вмятина на багажнике – все это можно увидеть только сверху. Словно он смотрит на все всегда только сверху. Кто может смотреть на происходящее только сверху?

- Любопытный сосед с балкона.

- А если вокруг нет строений, как в некоторых других описанных в анонимных письмах, случаях?

- Пожарник с каланчи, обслуживающий персонал телевизионной башни, летчик, дельтапланерист, парашютист, птица…

- А еще?

- Космонавт с международной станции. Господь Бог, наконец.

- Ты это серьезно?

- Ты о чем?

- О Боге… Бог  не пишет письма.

- Н-да… Договорилсь до ручки… При любом раскладе, то, что ты заметила, это уже факт, который мы обязаны зафиксировать. Но не будем пока на этом заморачиваться. Давай отбросим божественное, и займемся тем, чем можно заняться конкретно, то есть вещами материальными. Относительно. Жителей соседних домов, стоящих рядом с "Серебряным бегемотом" нужно будет опросить сегодня же.  А пока давай попробуем закрыть вопрос с мобильником.  Ты выяснила, кто звонил журналистке накануне?

- В этот вечер - только её коллеги по работе, отец,  лучшая подруга Тая и Пьер. 

- Итак, у нас снова ничего нет, кроме иномарки и лысого мужчины.

- Мужчины с небольшой лысиной.

- Хрен редьки не слаще. Нам остается только одно – немедленно заняться поиском человека, который видел похищение журналистки, то есть нашего анонима.

- Причем видел похищение сверху, как всегда…

- Или нам так его описал. А это две большие разницы. Едем к "Серебряному бегемоту" и определимся на месте, с какого дома начать опрос жильцов. Возможно, кто-то  еще видел  момент похищения. Может, снимем стажера с задания, и подключим к опросу?

- Пожалуй. – Анна набрала номер Григория. В трубке бесконечно звучали длинные гудки, - стажер не отвечал. Анна пожала плечами: - Не судьба. Нужно было  сделать это утром …

- Попробуем еще раз, - Авдий  потянулся в карман за мобильником. – Так, это невероятно, но оказывается  я его оставил дома… Ладно, обойдемся без него.

- Без  телефона?

- Без нашего Джеймса Бонда, будь он неладен…

 

 

Глава 22

Стажер сидел на дереве и непрерывно фотографировал то, что открылось ему за высоким забором базы отдыха. Фотографировал до тех пор, пока не услышал внизу голос:

- Эй ты, слезай!

Внизу стоял человек.  И ничего бы в этом не было странного, если б на его плече не висел автомат.  Обычный АКМ.

- Слезай, - повторил он еще раз.

Интересно, что бы сейчас сделал Джеймс Бонд?

- Не слезу, - сказал стажер.

- Слезай, придурок, - спокойно сказал тот, что был внизу.

- Зачем?

- Слезешь, узнаешь, - пообещал тот, что был внизу.

- Я не хочу узнавать, - сказал Григорий тому, что был внизу, и пожалел, что не сообщил шефу, где  находится.

- Придется, - пообещал человек, и направил на него ствол "калашникова".

- Мои друзья знают, где я нахожусь, и приедут за мной, если я не вернусь, - вдохновенно соврал стажер.

- А ты им позвони и скажи, что задерживаешься у бабушки, - человек внизу протянул ему его мобильник, который в это время зазвонил. – Это, наверное, они… Уже беспокоятся.

Так, понятно, мобильник выпал из кармана, когда он возился с ним наверху,  а жаль, можно было бы попытаться незаметно нажать на кнопку связи, и дать шефу понять, что он в опасности.  Дело дрянь.  Обнадеживает лишь что с ним ещё  как бы шутят… пока…

Григорий от безысходности полез по дереву еще выше.

Тот что внизу передернул затвор автомата и бесстрастно направил его на Григория:

- Считаю до восемнадцати…

Интересно, почему до восемнадцати?- подумал Григорий.

Он остановился в своем движении вверх и сел на крупную ветку, отходившую перпендикулярно стволу.

Кто  сказал, что движение – это жизнь? Куда бы сейчас он не двигался, его ждало, судя по выражению лица охранника,  скорее всего, другое…

 

 

Глава 23

- Без нашего Джеймса Бонда я могу обойтись,  - повторил Авдий. – Но без телефона – нет.  Заскочу  за ним по пути.

- По пути куда?

- К "Серебряному бегемоту".

- А я поеду на почту.

- Зачем?

- У нас есть еще одна зацепка, - отозвалась Анна. – Наш анонимный корреспондент. Его нужно найти.

- Просто сказать. Но как сделать? У тебя есть предложения?

- Есть.

- Не тяни, выкладывай.

- Я заметила, что на всех письмах, полученных от него по почте,  есть пятна, словно письма побывали под дождем. Но не мог же он все письма бросать в почтовый  ящик во время дождя…

- Дефектный почтовый ящик?  Гениально!

- Наконец ты меня оценил.  Дефектный почтовый ящик, стоящий где-то около фонтана…  или что-нибудь в этом роде… там, где по каким-то причинам на него постоянно попадает вода.

- Непросто будет его найти… Но это уже зацепка.

- Просто. На всех конвертах – штемпель одного и того же почтового отделения. Выемщик писем сразу догадается, что это за почтовый ящик.

- Ты думаешь, что он бросает письма где-то недалеко от дома? Но так будет поступать только не причастный к преступлениям человек, которому нечего опасаться. Который не заметает следы  и не просчитывает на десять ходов вперёд.

- По крайней мере мы хотя бы выбросим его из списка подозреваемых.

- Из какого списка, Анна?  Наш список  фактически является строчкой…

- Не важно… Важно то, что мы переведем - или не переведем - нашего корреспондента в свидетели, и сможем узнать остальное,  то есть то, что он не может пока нам сообщить, как он это  написал в последнем в письме. Почему не может сообщить? Странная фраза…

- Хорошо. Давай попробуем. И что мы будем делать, найдя этот почтовый ящик?  Будем сидеть около него в засаде? И кого будем ждать?

- А ты обратил внимание, какой у него своеобразный почерк? Такой почерк практически не нуждается в графологической экспертизе…

-  Что мы будем делать с его почерком? Проверять всё население мегаполиса?

-  Авдий, у меня ощущение, что не  все люди произошли от обезьян. Некоторые - от очень тупых обезьян…

- Ты, что, хочешь наведаться в  домоуправление этого района, в паспортный стол, и просмотреть все бланки регистраций, заполненные руками жителей? Это  немало.

- А что остается делать? Правда, сначала я буду смотреть бланки  людей, что живут в близлежащих к почтовому ящику домах, расширяя поиск по радиусу по мере надобности.

- Ну-ну, желаю удачи.

 

 

Глава 24

Авдий, как и намеревался, заехал за мобильником домой, и спускаясь в лифте просматривал неотвеченные вызовы. Звонков от стажера не было, но…

Авдий набрал номер Анны:

- Анна, от Григория в одиннадцатом часу  было сообщение. Это фотография.  Непонятно, зачем он её послал… Хотелось показать, что уже есть результат? Что на снимке? Ничего особенного я не вижу. Такое ощущение, что снимали с  дерева. Герой! Верхолаз! Я ничего не понимаю. Ворота какие-то. Над воротами вывеска с нечитаемыми буквами. Так,  а это что? Капот черного автомобиля и рядом человек. Вот в чем дело. Вот только снимок  слегка смазан. Горе-фотограф… Стажер, блин, одним словом! Анна! Слушай! У этого человека  на снимке - лысина!

- И что? У многих на голове лысина. Григорий не в курсе наших дел, и снимал, не потому, что у кого-то на голове  лысина…  Он и ведать не ведает, что мы подозреваем в чем-то лысого человека. Он наверняка хотел сообщить  что-то другое.  Посмотри еще раз внимательно на снимок. Ты ему позвонил?

- Не отвечает.  Он должен был  позвонить еще час назад по нашему уговору. Уволю к чертовой бабушке…

- Тебя снова заносит… а парень просто старается.

- У нас сейчас и так цейтнот, теперь еще за него волнуйся. Вдруг что-то случилось? Куда его занесло? Смотрю на снимок, и ничего не понимаю. Вот уж, действительно, заставь дурака богу молиться… Ладно, поговорим потом. Я к "Серебряному бегемоту". У тебя уже что-нибудь есть?

- Пока нет. Жду на почте экспедиторов, то есть выемщиков писем. Вот-вот они должны потихоньку возвращаться с полными мешками корреспонденции из  почтовых ящиков. Я поставила на всякий случай офисный телефон на переадресацию звонков на мой мобильный, поэтому у меня есть чем заняться. Звонил отец Жанны, редактор, подруги, все хотят знать, как продвигаются наши розыски… А я, по сути, ничего не могу им сказать…

 

 

Глава 25

Авдий не успел выехать со двора, как раздался звонок Анны. Она заметно волновалась:

- Авдий, человек, которого мы разыскиваем, объявился сам. Он только что позвонил  и сказал: "Я знаю, вы занимаетесь моими поисками… Не теряйте понапрасну время. Я предлагаю вам встретиться". Он назвал свой домашний адрес и сказал: "Приезжайте как можно скорее…"

- Почему скорее?

- Он не сказал. Не стал  дожидаться моего ответа и положил трубку. Может это ловушка?

- Он пригласил конкретно тебя?

- Я не поняла, он говорил "вы", но означало это множественное число или обращение, по телефону определить невозможно… Может, для подстраховки позвонишь своим друзьям из милиции?

- Да,  они могут подстраховать себя ОМОНом… Но, нам, к сожалению, это неподвластно. Тебя что-то смущает?

- Все.

- У нас нет выбора. Говори адрес. Встретимся на улице и определимся в действиях на месте.

- Ни разу тебя об этом не спрашивала… У тебя есть оружие?

- Смешной вопрос… Конечно, есть. Пистолет ударного типа, стреляющий резиновыми пулями. Какое еще оружие может быть у сыщика в нашей стране?

- Жаль…

 

Через тридцать минут их машины стояли у торца пятиэтажного дома, старого, почерневшего от времени  панельного железобетонного монстра. Анна поняла, почему Авдий остановился здесь. На торце не было окон. Они, не выходя из автомобилей, разговаривали друг с другом по телефону.

- Семнадцатая квартира должна быть на четвертом или пятом этаже, - сказала Анна. – Не знала, что у нас еще остались "хрущевки"…  Какая убогость.

- Сделаем так, Анна. Сначала в подъезд войду я,  и только минут через десять входишь ты.

- Ты думаешь, он наблюдает за входом в подъезд из окна?

- Не сомневаюсь. Я пройду до верха, осмотрю подъезд, затем мы вместе поднимемся до квартиры, ты позвонишь, помаячишь перед глазком, а дальше предоставь дело мне…

- Хорошо. Будь осторожен.

 

Анна нажала на кнопку звонка и прислушалась. В квартире было тихо. Подозрительно тихо. Авдий стоял прижавшись к стене сбоку от двери. Анна нажала на кнопку ещё и ещё.  Неожиданно для сыщиков дверь резко распахнулась, словно человек, стоящий за дверью, ждал именно этого самого неожиданного  для них момента. Авдий машинально выхватил пистолет.

 

 

Глава 26

Стажер тоскливо смотрел вниз  на  стоящего под ним человека с оружием.

- Хорошо. Посиди, пока не надоест, - наконец сказал тот. – Не думаю, что у тебя есть второй телефон, по которому ты мог бы связаться со своими друзьями. А я пока осмотрю твою машину.

Человек с автоматом достал переговорное устройство, и что-то коротко в него сказал.

Самое смешное, что действительно еще полгода назад Григорий постоянно носил с собой два телефона, на всякий случай… По иронии судьбы этот случай представился именно тогда, когда он уже перестал брать с собой второй телефон из-за таких же, как этот внизу, охранников. Он тогда еще работал на предприятии, где  от доперестроечных времен сохранилась система тотального контроля за сотрудниками. Она просто стала называться службой экономической  безопасности предприятия и  в ней работали те же самые люди, получившие закалку в органах. Они честно, как умели и как их когда-то научили, отрабатывали свой хлеб, например, проверяли, не хранят ли сотрудники в своих рабочих компьютерах музыку, фильмы и фотографии… Сотовый телефон  через проходную проносить не разрешалось, он сдавался в камеру хранения в отключенном виде. Пользоваться сотовой связью могли только немногие, внесенные в особый список, утверждаемый руководством, с согласия органов  безопасности предприятия. Так получилось, что по роду работы Григорий в этот список попал, и, даже не задумавшись, он положил в сумку второй телефон на случай, если в первом сядет аккумулятор, а основной телефон носил на поясе. Носил до тех пор, пока дотошный охранник на проходной не обнаружил у него оба телефона. "Не положено," - сказал он.  И составил акт о нарушении режима. "Почему не положено? – удивился Григорий. – Если у меня есть разрешение на пользование сотовой связью, то какая кому разница  сколько у меня этих телефонов? У  меня есть ПРАВО пользоваться телефоном, а как я его реализую, это уже вопрос второстепенный".  "Не положено,- сказал охранник. – В  правилах написано "Разрешено пользоваться сотовым телефонам лицам по утвержденному списку", "сотовый телефон" написано в единственном числе, про два телефона в них ничего не сказано". Григорий понял, что бороться с этой логикой бесполезно, и подарил второй телефон племяннику. Есть нечто такое, что объясняет это проявление профессиональной непорядочности, наглости и ограниченности на лингвистическом уровне: есть солдат и солдафон, журналист и журналюга, врач и коновал, шофёр и шоферюга, и никуда от этих точных народных определений не уйти. Это данность.

К стоящему внизу человеку с оружием подошёл второй такой же, одетый в защитную форму, человек с автоматом. Первый  махнул ему рукой в сторону стажера, а сам направился к  стоящей невдалеке "девятке" Григория.

Как бы сейчас пригодился второй телефон…

 

 

Глава 27

Дверь неожиданно распахнулась. На пороге стоял дряхлый  седой старик.

Авдий опустил пистолет.

Старик посмотрел на него, затем на Анну, и медленно, слегка задыхаясь, сказал, обращаясь к ней:

- Это я писал вам письма. Проходите в комнату, я все объясню.  - И не дожидаясь ответа медленной старческой походкой пошел вглубь квартиры.

Авдий вошел за ним:

- Вы знаете, что с журналисткой?

- Не волнуйтесь. Она жива. Я сейчас все расскажу. Но, чтобы вы поверили в это и  в то, что я писал вам в своих письмах, я расскажу все с самого начала, – сказал старик, усаживаясь в кресло. – Пожалуйста, выслушайте меня, не перебивая…  Я потом отвечу на все ваши вопросы.  Сначала мне нужно высказаться. Откуда мне известны подробности?  Откуда я все знаю? Это долгая история… Её нужно рассказать с самого начала, чтобы вы поняли, что это - правда…  Все началось в подростковом возрасте со случайной забавы. Однажды мы бесцельно от скуки слонялись с другом по городу.  Впереди нас шла женщина в пальто с огромным меховым воротником. До нее было примерно метров сто. Не знаю почему, но я вдруг сказал своему приятелю, что если я мысленно дерну ее за воротник, то она упадет. Приятель засмеялся, и сказал, что я фантазер, начитался сказок. Мне отчего-то стало обидно,  - "Смотри", - сказал я,  и сделал резкое движение рукой, словно дергая её назад за  воротник, испытывая при этом страшное желание, чтобы произошло то, что я хочу. И женщина упала. Приятель остолбенел. Я, признаться, тоже. – Это случайность, - сказал он. - Она поскользнулась на гололеде. – Наверное, - сказал я. Мы долго шли молча. Я не веря себе, а он – мне.

Конечно, этот случай забылся, как курьез. Но я вспомнил о нем снова, после другого не менее курьезного происшествия. После первого курса, как положено,  я работал на  так называемой практике, которая только так называлась, на самом деле мы работали подсобными рабочими на стройке студенческого общежития. Как прожжённые работяги мы, студенты,  во время перекура  часто садились в бытовке за стол, за которым рабочие играли в домино в минуты простоя, и тоже от безделья  стучали костяшками. А так как мы были молоды и энергичны, то это тупое занятие нам быстро надоедало, и мы переходили к разговорам и байкам о разном.  Темы появлялись и исчезали…  в это время в городе выступал Вольф Мессинг с сеансами угадывания мыслей на расстоянии,  нахождением спрятанных в зале предметов, и прочей неверояти… Одна симпатичная незнакомая мне девушка так им восхищалась, что я возмутился и заявил, что это все шарлатанство, и я сейчас, не хуже Мессинга, найду среди разбросанных по столу костяшек домино любой дубль – по их желанию. Все посмотрели на меня, как на... Ну,  понимаете, как на кого…  но эта девушка задумалась, взглянула на меня внимательно своим синим взглядом из под огромных ресниц  и попросила найти доминошный дубль "шесть-шесть".

Я долго водил пальцами над перевернутыми костяшками домино, передвигал их, перемешивал, и в конце концов почему-то остановился на одной из них… мне даже показалось, что над ней мои пальцы ощутили неуловимое тепло. Я взял костяшку и показал ее девушке, сам на костяшку даже  не  взглянул,  и ждал,  что  все сейчас покатятся со смеху.  Но все молчали и как-то странно смотрели на меня и на неё. Потом кто-то сказал:  "Ты    специально  отложил  её в сторону или как-нибудь отметил". Да, да… именно так – я угадал… в моих руках    действительно   был   дубль "шесть-шесть".

Кто-то снова тщательно перемешал костяшки и попросил  найти другой дубль. Я снова долго манипулировал пальцами, и, показав костяшку, услышал: "Это совпадение". То есть я угадал снова…  Мне стало как-то не по себе... Как известно, один случай – это случайность, два – это совпадение, но три – это уже закономерность…

Вновь перемешали костяшки, и вновь я отыскал загаданный дубль, снова  ощутив пальцами тепло над нужной фишкой. Девушка смотрела на меня восхищенными глазами, а я думал: вот сейчас опозорюсь, и все начнут смеяться. Но… снова я попал в точку… и так я отыскал все шесть загаданных мне дублей. Все молчали, пока кто-то не разрядил обстановку, сказав, что я шарлатан и морочу всем головы, правда, они пока не понимают, как, -  но что перерыв закончился,  пора идти работать.

Они ушли, а я остался, тупо разглядывая свои руки и костяшки домино. Наконец, я загадал себе сам, какой найти дубль, и напряженно стал  его искать, водя пальцами над перевернутыми костяшками. Но ничего не почувствовал. Наконец, выбрал костяшку, перевернул... но это не была загаданная мной. Я стал наугад открывать костяшки, но та, что я загадал, по закону подлости, оказалась предпоследней среди оставшихся. Еще и еще раз я попытался проделать то, что еще пять минут назад с таким блеском демонстрировал понравившейся мне девушке, но, увы, ничего из загаданного я так и не нашел…

- И что дальше?…

- А ничего… девушка, так понравившаяся мне, после работы ушла с прорабом пить пиво и сразу мне разонравилась... Не люблю девушек, которые пьют пиво… тем более, с прорабами…

-  И как вы это  себе объяснили?

- Никак… Совершенно невероятный случай… Чем его объяснить? Разве только тем, что любовь и влюбленность могут творить чудеса...  Правда, если не принимать во внимание что через некоторое время со мной снова случилась подобная чепуха. Заказав междугородный  разговор,  я  ожидал звонка в зале переговорного пункта и скучал…  Разговор долго не давали,  газета была  прочитана,  а  хриплый  динамик  с голосом оператора: "Киев, пройдите в девятую кабину. Челябинск, пройдите в двенадцатую  кабину",  достал  так,  что  хотелось встать и уйти.  Ни на людей,  ни на кабинки я уже не  смотрел,  лишь только прислушивался к голосу диктора в ожидании своего города.

- Новгород, пройдите...

- ...в пятую кабину, - почему-то подумал я.

- ...в пятую кабину, - сказал оператор.

Я хмыкнул.

- Барнаул, пройдите ...

- ..в третью  кабину,  -  снова  мысленно  опередил  я оператора.

- ...в третью кабину, - послушно повторил оператор.

Я подумал,  что  придумал  себе  неплохую игру-развлечение на время ожидания.

- Вологда, пройдите ...

- ...в   первую   кабину,  -  подсказал  я  оператору мысленно.

- ...в шестую кабину, - не согласился он со мной.

Сидевшая рядом со мной женщина, поднялась  и пошла  к   шестой кабине.  "Все правильно, -  решил я. – Совпадений не может быть слишком много,  иначе это не совпадения,  а  нечто  другое".  Но  не успела  она дойти до кабинки,  как голос из динамика произнес:

- Извините, Вологда - первая кабина.

Получилось,  что мои прогнозы в моей игре  "угадай кабину" сбылись в  трех случаях из трех, что само по себе уже выходит за пределы случайности. В те времена о проявлении паранормальных  способностей говорить было не принято, потому что последствия могли быть непредсказуемы, вплоть до помещения в  психушку, поэтому я не только не акцентировал на этом свое внимание, но даже гнал от себя всякие мысли и воспоминания об этих случаях. Но жизнь сама заставляла об этом думать.

Нас послали далеко в глухую провинцию на уборку картошки. Многие теперь даже не представляют, что осенью студентов обычно использовали как бесплатную рабсилу по сбору  урожая в бездонные закрома Родины, но это было. Молодым  всегда все нипочем,  в этом присутствовала даже некая романтика, и после трудового дня мы отдыхали в  забытом богом селе, кто как мог. Село со всех сторон было окружено лесами и болотами,  в этих лесах водились грибы,  на болотах ягоды, в речке – рыба, и все чем-нибудь промышляли для пополнения нашего скудного стола:  кто приносил грибы, кто ягоды, кто ловил рыбу, а кто – попросту бездельничал и заводил романы с местными розовощекими крепкими девицами, которые жаждали найти жениха и уехать с ним в город из этого беспросветного провинциального быта с коровами, огородами и сенокосами. Вот к тем, кто бездельничал и крутил романы, относился и я. С одной  такой провинциальной красоткой я слонялся по окрестностям села  и мечтал с ней уединиться где-нибудь в тепле, поскольку кровь играла, а на улице вечером осенью было темно, сыро и прохладно. Пока я думал, как бы это осуществить, девушка сама решила эту проблему привычным для ее жизни способом, и видимо  не в первый раз; она предложила забраться погреться в первую попавшуюся баньку, которых изрядно было понастроено за огородами. В этих местах не то что бани, дома не закрывались на замки, поэтому проблемы не было никакой. И вот, взявшись за ручку двери предбанника, я хотел пропустить вперед себя девушку, но вдруг явственно, как кадры в кино, увидел, или представил, как в бане мне на голову обрушивается удар кирпичом, я падаю, а девушку хватают грубые руки, черные тени  опрокидывают ее на пол, прижимая ее руки и ноги к полу, и по очереди наваливаются на нее в  в зверином голодном желании. У меня даже волосы  на загривке поднялись от ужаса, в желудке  похолодело и по спине пробежал озноб. Я отдернул руку от дверной скобы, схватил девчонку за руку и почти бегом увел ее домой, ничего не отвечая на ее вопросы.

На другой день нас отправили на дальние луга  перевозить сено из стогов на местную ферму. Мы, уцепившись за борта, чтобы не вылететь на колдобинах, стояли на ногах в кузове старенького  бортового ЗИЛа, который неторопливо двигался по грязной разбитой колее сельской дороги, Был серый осенний день с мелким  моросящим дождем, мы закутались в дождевики, высунув из них только глаза и носы, и смотрели вперед, как вдруг один из нас сказал: "Смотрите, кажется какие-то туристы забрались в эту глухомань, что они нашли здесь интересного?" Действительно, впереди нас брели пять фигур, одетые в черные куртки.  Мы медленно догоняли их, а те шли не оглядываясь, налегке, у них не было никакой поклажи, никаких рюкзаков, и  нас отделяло от них уже метров пятьдесят,  и  кто-то сказал: "Ребята, это же  зеки, уголовники, только они носят черные фуфайки без воротников. Я слышал, где-то в этих краях есть  лагерь, построенный еще в ГУЛАГовские времена. Наверное, беглые." Ветер дул нам навстречу по направлению от них, поэтому они долго не слышали шум нашего автомобиля, но мы были уже близко и они, наконец, услышали гудение двигателя, оглянулись, и в испуге бросились в рассыпную к ближайшему перелеску.  Все как-то слегка загрустили, крепче прижали к себе свой рабочий инструмент - вилы, и посмотрели друг на друга: нас тоже было пятеро.

Весь день мы работали на поле, оглядываясь по сторонам, опасаясь, что зеки выйдут к нам с какой-нибудь только им известной целью, но они, видимо, боясь каждого куста, ушли куда-то лесом. Может быть, они приняли нашу машину и нас за погоню, организованную охраной лагеря…

Вечером, в деревушке, хозяйка дома, в котором мы квартировали, сказала, что на нас жаловались соседи на то, что мы, якобы, учинили погром в их баньке, поломали скамейки, унесли ковшики, кочергу и еще какую-то там  ерунду. Это была та самая банька, в которой я хотел уединиться с девушкой… Мы рассказали хозяйке, что, скорее всего это безобразие учинили беглые зеки, которых мы видели.  И только тут я сообразил, что вчера меня и эту деревенскую девушку спасло провидение, мое чутьё, шестое чувство, или… даже не знаю, как это назвать. Вот так.  Возможно, я и эта девушка живы только потому, что я сумел увидеть самое ближайшее будущее...

В этой деревушке не было даже телефона,  и только на другой день управляющий привез из центрального поселка письменное сообщение РОВД о побеге рецидивистов из колонии строгого режима  с призывом к населению сообщать о подозрительных людях и быть бдительными.

Но все это можно было еще списать на случайности и совпадения…  То, что произошло год спустя, мне даже не хочется теперь вспоминать. История просто ужасная… В институте у нас был преподаватель, жестокий педант, все студенты на его экзаменах тряслись от страха за оценку и будущую стипендию… "Только Господь Бог может знать мой предмет на пятерку, я его знаю на четверку, а студенты от силы могут знать на тощую  шатающуюся тройку", - это его девиз, жизненное кредо. Поэтому на его экзаменах лишь несколько человек из группы получало эту тройку, как подаяние, остальные – неуды. Отличники пересдавали  ему экзамен по три-четыре и более раз, оставались без стипендии, веры в себя и  в справедливость.

Не знаю, что на меня тогда нашло, но в  общаге в утро перед экзаменом, я вдруг на глазах у всех упал на колени, поднял руки к небу, и воскликнул: "Да чтоб ты умер сегодня, не доехав до института на наш экзамен!". Я не знаю, кому я молился в этот момент, Богу или Дьяволу, но в эту минуту я искренне желал его смерти! Приятели посмотрели на меня, как на сумасшедшего,  и один из них, который должен был вместе со мной сдавать у него экзамен, сказал: "Он, конечно, козел, и может ты  прав, но не надо бросаться такими словами". Я как-то отрезвленно посмотрел на него и сказал: "Я не пойду к нему на экзамен. Не могу. Возьму в деканате разрешилку и пойду сдавать к  другому преподавателю". И не пошел.

Через пару часов вернулся с экзамена этот мой приятель.

- Сдал? – спросил я. Он смотрел на меня какими-то странными глазами, и мне показалось, что в них был затаенный страх, и молчал.

- Это значит, что не сдал? – переспросил я.

- Препод не доехал до работы, он умер в трамвае от сердечного приступа за одну остановку до института... Получается, твоя работа…

- Какая чушь! – я был шокирован. – Это совпадение!

Но по всему было видно, что он моим словам не поверил.

По институту прошел слух, и с этого времени от меня стали шарахаться, как от чумы, приятели и даже друзья,  в комнате со мной никто не хотел жить, - все словно боялись меня, обо мне покатилась дурная слава… Так я и прожил в маленькой комнатушке в общежитии до окончания института в полном одиночестве…

С тех пор прошло много лет, я больше не вспоминал об этих случаях, или старался не вспоминать, особенно о последнем, связанном со смертью человека… Я гнал от себя мысль, что обладаю какими-то странными способностями, чтобы не сойти с ума… Но факты, упрямая вещь, от них никуда не уйти… Я понял, что своими способностями я не сумел воспользоваться… А то, что они были  и есть, я осознал слишком поздно. Как это не парадоксально, но мысль, действительно, имеет  свойство материализоваться… В школе я всегда знал, когда учитель вызовет меня к доске отвечать урок… Накануне контрольной я часто приказывал себе заболеть, и действительно вечером уже лежал с высокой температурой, мама не отпускала меня в школу, но температура спадала через один день, и я снова был здоров. Если я не успевал зайти в лифт, этот лифт надолго застревал где-то между этажами. Если кто-нибудь пытался меня обидеть, с ним обязательно что-то случалось, он или ломал ногу или руку, или разбивал свой автомобиль. Лампочки перегорали, когда я щелкал выключателем, часы на моей руке моментально выходили из строя, отчего я уже давно их не покупаю…

Я так и не женился, всю жизнь живу один, у меня один маршрут: дом - работа в архиве, где я практически в одиночестве, - магазин - дом. Я стараюсь не общаться с людьми, чтобы неосознанно не доставлять им неприятности,  да и они меня почему-то теперь сторонятся. "Можно ли направить мои  часто негативные способности в нужное русло, чтобы я  мог приносить какую-то пользу?" – постоянно долгими вечерами думал я.

Недавно, читая в популярном журнале очередную статью, я задумался над одним интересным умозрительным парадоксом.  Астрономы смотрят в свои телескопы на звезды, свет от которых идет к нам много тысяч лет, если не миллионов, и видят то, что происходило со звездами тысячи и миллионы лет назад. То есть видят прошлое!  А значит, если бы можно было многократно увеличить изображение, мы бы смогли увидеть то, что происходило там в далеком прошлом на планетах этих далеких светил.

Наблюдатель с Марса, глядя на Землю, видел бы то, что происходило на ней  пять минут назад, именно столько идет световой луч от земли до Марса. Наблюдатель с Плутона – то, что происходило  пять с половиной часов назад.   То есть, условно говоря, можно  увидеть прошлое, если поставить на пути отраженного от Земли  света зеркальную поверхность и отразить этот свет обратно, или установить световой датчик, и записать полученную информацию. Значит, то, что с нами происходит в данный момент можно в любой другой момент увидеть еще раз, и еще,  и еще, если условно оказаться на пути светового луча.

Это поразило меня. Я понял – прошлое никуда не исчезает, прошлое движется по Вселенной: каждое наше движение запечатлено в движении световых лучей в пространстве. Все, что происходит с людьми, их взлеты и падения, их горести и радости, добро и злодеяния   несутся где-то в просторах мироздания в виде изображения, и это движение зла и добра практически вечно в бесконечной Вселенной, и доступно каждому, оказавшемуся на пути луча. Нет ничего тайного, если оно случилось на улице, а не  под крышей дома, не в тиши кабинета, не в мраке каземата...

Я не знаю, как это происходит, но я начал видеть то, что происходило раньше с другими людьми, если я очень проникался мыслью о судьбе этого человека. Это явление нестабильно, и требует больших моих усилий, наверное, от недостатка опыта, но с каждым случаем мне все легче ориентироваться в прошлом оптическом отображении объекта, словно ко мне приходит опыт, но лишь если этот объект находится на открытом пространстве….

- Поэтому вы и описывали это, видя все как бы сверху? Вы знаете, где сейчас находится журналистка? – не выдержала Анна.

- Да. Она находится на территории заброшенного пионерского лагеря  в ста километрах от города в западном направлении. Поворот направо на поселок Зареченск, затем от него по лесной дороге километров пятнадцать. Я знаю это место. Вот, возмите карту. Это здесь.  В детстве я отдыхал в этом пионерском лагере. Он назывался "Красный пролетарий". Но сейчас я увидел, что  этот пионерский лагерь обнесен высоким забором и колючей проволокой.

- Почему?

- Я не знаю, но журналистка сейчас там.

- Она жива?

- Да, я же сразу вам это сказал. Час назад я смог получить эту информацию этим необъяснимым пока мне способом. Журналистку увез туда лысый мужчина на черной иномарке от ресторана "Серебряный бегемот".  Я писал вам, как он посадил ее в свой автомобиль. Но что было далее,  тогда я увидеть не смог… только час назад я смог увидеть продолжение.

- Спасибо за рассказ. Я думаю, мы еще увидимся. Анна, едем туда…

 

 

Глава 28

- Ты ему веришь? – спросила  долго молчавшая Анна.

Они уже выбрались из города, и навстречу им мчалась широкая лента шоссе.

- Не знаю… Бред сумасшедшего, конечно. С другой стороны, были же Ванга,  Нострадамус… Не знаю. Скоро мы либо подтвердим, либо опровергнем его рассказ.

- Как?

- Определимся на месте.

- Твоя любимая фраза…

- Это моё жизненное кредо.

- Мне кажется, мы должны сообщить в милицию, что на территории бывшего пионерского лагеря незаконно удерживается похищенный человек.

- И добавим, что это сообщил нам сумасшедший старик, который увидел это в состоянии транса из космоса…

- Но если журналистка действительно спрятана на территории бывшего пионерского лагеря, вряд ли мы вдвоем сможем её вызволить. Ты же слышал, территория окружена колючей проволокой. Что за ней скрывают, мы не знаем. Так же не знаем, кто это скрывает.

- Будем решать проблемы по мере их поступления. Кстати, напомни, как назывался пионерский лагерь?

- Красный пролетарий.

Авдий резко затормозил и припарковал автомобиль к обочине дороги, затем  достал мобильный телефон.

- Анна, посмотри на снимок, который  мне прислал стажер. Григорий каким-то неведомым образом, оказался там, куда мы едем. Видишь, на снимке видны ворота с вывеской. Только снимал он ворота с противоположной стороны, как бы изнутри и, естественно, поэтому надпись на вывеске показалась мне не читаемой. Буквы расположены на металлической сетке, это то же самое, что читать надписи на витрине магазина изнутри магазина! Это зеркальное изображение! Читай наоборот. "Красный пролетарий"!  И  значит, что тот, кто похитил журналистку, и тот, за кем следил Григорий – одно лицо! Григорий  в опасности! Вот почему не отвечает  его телефон.

- Бизнесмен, за которым просила последить его жена, и похититель журналистки – один и тот же человек?

- Получается, что так. – Авдий запустил двигатель, съехал с обочины и резко набрал скорость.

- Зачем ему это нужно? Благополучному обеспеченному человеку.

- Знаешь, в последнее время я уже ничему не удивляюсь. Что-то странное  происходит с людьми. Все сдвинулось со своих мест. Сообщения о серийных маньяках, заполнившие эфир телевидения, наркоманы всех сортов и видов, спившиеся  и бездомные люди, бомжи,  попрошайки, воры, грабители, мошенники, проститутки, наводнившие наши улицы, искусственные женщины, сделанные из мужчин и наоборот, и чернуха на всех каналах телевидения… Может быть, экология расплавила их мозги, превратив в некое подобие мутантов?

Он свернул с шоссе на проселочную дорогу. Сверился с картой, и поехал по направлению к виднеющемуся вдалеке лесному массиву. Машина подскакивала на ухабах, но Авдий старался не снижать скорость. Он влетел в лес по все сужающейся дороге и резко затормозил.

Навстречу им двигался поток людей… Они шли, нехотя  уступая дорогу машине, и автомобиль, как тупой нож,  раздвигал эту студенистую шевелящуюся массу… Словно те мутанты, о ком он только что говорил, сошлись вместе на этой дороге, ведущей из леса на открытое пространство, и устроили шествие протеста. Не было только транспарантов. Авдий инстинктивно нажал на клавишу автоматических стеклоподъёмников, закрывая стекла автомобиля, будто пытаясь оградиться от  шевелящейся  снаружи массы. Наконец это безумное шествие закончилось, и автомобиль вырвался на свободу

- Что это было? – спросила Анна.

Авдий пожал плечами и невесело пошутил:

- Такое ощущение, что материализация моих мыслей…

Отражаясь в зеркале заднего вида  вереница людей в облаке поднятой их ногами пыли скрылась за поворотом.

Вскоре автомобиль едва не влетел в резко появившиеся ворота с потемневшими от времени буквами на металлической сетке обрамления надписью "Красный пролетарий".

Ворота были распахнуты  настежь.

Рядом с воротами на скамейке сидели две фигуры. В одной Авдий узнал стажера Григория. Авдий вышел из машины и подошел к ним.

Рядом с Авдием сидела похищенная журналистка Жанна и прутиком рисовала на песке какие-то фигуры. Они даже не подняли головы, когда Авдий приблизился к ним. Авдий постоял минуту и сел рядом. Анна вышла из машины и изумленно смотрела на них. Авдий протянул Жанне сотовый телефон и сказал: "Позвоните отцу. Он волнуется".

 

 

Глава 29

Авдий  вел машину и слушал рассказ журналистки, сидевшей рядом с Анной на заднем сиденье. Девятка стажера пристроилась позади так близко, что едва не касалась бампером его автомобиля, словно Григорию тоже хотелось послушать рассказ Жанны.

- Так вот, все началось так примитивно и так обычно для мелких преступлений, совершаемых в нашей стране. У его матери есть дача, или дачный участок, называйте, как хотите. Он много раз говорил ей, что у него достаточно денег, чтобы покупать свежие овощи и фрукты в магазине, но она упорно занималась своим любимым делом…  Но сами знаете, у нас недостаточно что-то вырастить, это нужно еще и сберечь…  И когда у матери  бомжи в несчетный раз унесли весь урожай, он не выдержал, глядя на ее слезы… Нанял охранников, которые  поймали воров, в очередной раз забравшихся в её садовый домик… Поймал, и что? Он не знал, что с ними делать. Избить? К этому он не был готов. Сдать в  милицию?   Воров в тот же день отпустят, поскольку материальный ущерб слишком мал, чтобы заводить на них уголовное дело и садить в тюрьму. Эти негодяи этим и пользуются, воруя у несчастных садоводов их мизерный урожай и нехитрый скарб. Тогда он рассудил, что по справедливости воры честно должны возместить ущерб, и заставил их трудиться на его участке, выращивать оставшееся, копать, убирать мусор и прочее. Не смотря на то, что услуги охранников, следящих за ними день и ночь, оценивались гораздо выше вложенного в его участок труда пойманных воров, он заставил их трудиться ровно месяц, а потом отпустил, пообещав, что если они попадутся еще раз, то уже не отделаются так легко.

Конечно, на следующий год к ним  снова забрались воры, наверное другие, и снова унесли урожай, выращенный матерью… И его охранники снова поймали очередных воров, пришедших позже…

Но в нем что-то уже изменилось. Короче, он решил, что общество от такого хлама нужно чистить….  И не только чистить, но и перевоспитывать трудом. Он стал чистильщиком. Болезнь это, или что-то другое, решать не нам, а суду. Что он  думал, что происходило в его голове, он мне не рассказал… Может крыша поехала, может, излишнее следование каким-то принципам  повлияло… Он ведь изначально был парень от сохи…

Он стал целенаправленно изымать таких людей с улиц мегаполиса: вокзальных и уличных проституток, бомжей, алкашей из пивных, попрошаек из подземных переходов, наркоманов и прочий сброд. В Интернете на сайте знакомств он знакомился с женщинами, которые продавали себя за деньги или искали богатенького спонсора…

- Теперь понятно, почему вы написали на своей страничке Интернет-знакомств, что ищете спонсора…  Ловля монстра на живца?

- Да. Вы и до этого докопались? Так вот, он знакомился с этими женщинами, ищущими легкой жизни через Интернет, и тоже привозил их сюда на перевоспитание, в купленный им заброшенный никому ненужный бывший пионерский лагерь из которого не сбежишь: вокруг колючая проволока в три ряда, по ней пропущен электрический ток, в первом ряду – едва ощутимый, если коснуться проволоки, затем все сильнее и сильнее, не знаю, какой в последнем … И стали те, кто воровали и бездельничали, работать… правда, под надзором нанятых на работу охранников. То есть те, кто  прежде картошку воровали с участков простых граждан, теперь её выращивали в поте лица; и  поначалу он эту продукцию  направлял… куда бы вы думали? В детские дома и приюты…

- Смешно… Новоявленный Деточкин? – усмехнулся Авдий.

- Вроде того… в новой форме. Может, в детстве начитался книжек типа "Тимур и его команда"… Тунеядцы,  проститутки,  дачные воры, расхитители цветного металла – все при деле.  Но у нас ведь как?  ничего нет – и не надо… Вот если вы привезёте нам справку, что картошка проходит по нитратам, тогда мы, может быть, ее возьмем в наш детский дом… И тому подобное. Даже честному человеку не захочется заниматься такой благотворительностью…  Наш народ не будет жить лучше, потому что он хочет жить, как всегда. Знаете, как называли это учреждение его охранники?  Санаторий "Пятый интернационал". Там  на территории повсюду висят транспаранты "Избавим мир от паразитов".

- Циничный юмор.

- Так вот, по-видимому, когда он столкнулся с проблемой реализации выращенной ими продукции, он растерялся, поскольку  не знал, что делать с этими людьми, которых набралось порядочно. Отпустить их он уже не мог, потому что начал бояться ответственности. Но что-то производить – и потом выбрасывать – это было не в его правилах. И он организовал настоящее производство. Какое бы вы думали? Производство пиццы! Все выращивалось здесь, даже грибы. Отапливаемые теплицы давали урожай помидор и грибов круглый год. Производство работало как отлаженный конвейер.

Одни выращивали, другие за ними следили. Чтобы выращивали и не сбежали. В принципе, это была модель ГУЛАГа, поскольку часть удерживаемых на территории пионерского лагеря людей сами, добровольно, вызвались исполнять роли надзирателей, охранников, надсмотрщиков, и это всего лишь за большой кусок хлеба с маслом, потому что работать, и следить за  тем, как эту работу делают другие, это две большие разницы.  Почему, вы думаете, после октябрьского переворота  да и потом так легко одни, наряженные в хромовые одежды, ставили к стенке или загоняли в лагеря за колючую проволоку  своих сограждан? Да потому что хотели хорошо есть, сладко спать и жить  лучше других. Стрелять – не работать. Гораздо сложнее выращивать пшеницу, растить скот, строить дома, делать машины. А следить, контролировать и расстреливать… да, что об этом говорить! Сколько об этом уже понаписано… А диктатуры с таким режимом то и дело появляются на планете то в одной ее части, то в другой…  Значит, это кому-то нужно?  А нужно это тем, кто работать не желает, творить не умеет, изобретать не может… Вот они-то и становятся пособниками такого режима, это его опора и сила, потому что они мгновенно чувствуют друг друга и объединяются в стаи… А умные, честные, трудолюбивые и благородные всегда поодиночке, потому что им не хочется никого кусать, они самодостаточны,  им нет резона объединяться, потому что объединение – это всегда означает создание  силы, направленной на какую-то цель. А зачем им умным, самодостаточным чужая цель, если у них цель у каждого своя:  а как же, я же умный, не надо мне идею соседа, я и свою могу придумать… Только вот защищаться от нападения стаи по одному невозможно. Да и вместе они как-то не очень умеют защищаться…  Вот  их и сгоняют в стадо, и пасут, как овец, выдавая только еду и одежду. Обратите внимание: два слова, обозначающие некое сборище живых существ, а какая качественная разница – стадо и стая… Но это я отвлеклась от темы… То есть он стал эксплуатировать бесплатный рабский труд, и понял, что ему это понравилось. Потому что не надо никому  платить достойную зарплату. Только еда, позволяющая восстановить силы к следующему трудовому дню, и  нехитрая одежда. Тщательно завуалированный принцип, не произносимый теперь вслух, восторжествовал здесь с полной силой. А принцип этот древен, как мир: один может быть богатым только за счет бедности многих других, работающих на него.  Принцип рабства не забыт,  рабовладельческий строй жив! Только теперь он рядится в другие одежды. И более всего это относится… как вы думаете, к какой стране, из тех, которые вы знаете?..

- И это все он вам рассказал сам? – спросила Анна.

- И даже показал все в этом лагере. Показал, как трудятся бывшие бомжи, наркоманы и проститутки…  У меня было ощущение, что ему нужно было высказаться. Он понимал, что этому должен когда-то наступить конец…  Казалось, что он испытывает чувство вины, но он не показывал это. Наоборот, все его слова были о том, что люди в этом лагере – стыд нашего общества… и их нужно перевоспитывать трудом…

- Не за тем же он вас похитил, чтобы высказаться?

- Он похитил меня, когда понял, что я вышла на него,  но пока не как на личность, а как на явление. Понял, что это начало конца. Я догадалась, что исчезают люди, пусть отбросы общества, но они исчезают, и они люди, и их тоже кто-то должен защищать. Я не знала, куда они исчезают,  живы ли они, но я поняла тенденцию.  Рано или поздно его бы вычислили. Если не я, то кто-то другой.

- Как вы решились на контакт с ним без подстраховки?

- Личные обстоятельства в тот злополучный день добавили мне храбрости. Или безрассудства.  Я предполагала встретиться с ним иначе.

- Но вы понимаете, что могли бы просто-напросто погибнуть как главный свидетель?

- Трудно сказать. Скорее всего, судя по его философии, нет…  Он не убийца, и не пошел бы на это. Хотя, если бы не ваш сотрудник, которого поймали за съёмкой лагеря, еще неизвестно, что бы было дальше. Возможно, я просидела бы в заточении намного дольше.  А тут он решил, что его уже обложили со всех сторон… Принял простое решение, хотя для него, возможно, и не простое:  дал приказ открыть ворота настежь, выпустить, выгнать всех на свободу, хотя некоторым явно уходить не хотелось. Внутри уже никого нет… Ни охранников, ни охраняемых. Ни-ко-го! Ищи теперь свидетелей… Только где?

- Где теперь он сам, как вы считаете? – спросил Авдий.

- Думаю, у него  были давно подготовлены пути к отступлению… Что гадать, явно он человек умный. К сожалению, начав, он уже  не мог остановиться…

- Что это? Болезнь?  –  поинтересовалась Анна.

- Как сказать… Осознанно, или неосознанно, он взял на себя функции Бога, пытаясь исправить существующее положение вещей, в нашем случае – людей, под свои понятия. И стал жить "по понятиям", искренне веря, что так и должно быть в этом мире… Не зря говорят, что бизнес и криминал идут рука об руку… Он не произвел на меня впечатление больного или безумного. Я пыталась его понять, даже помочь советом, но невозможно помочь человеку, если он сам этого не желает… В любом случае – он виноват по нескольким статьям уголовного кодекса, как бы я не относилась к его не новой идее принудительных работ для тех, кто работать не желает…  Хотя в  нашем обществе законы нарушают, похоже,  все: внизу – от незнания законов, и в основном мелко… Кстати, самые смешные и самые немыслимые нарушения законов и прав человека  происходят в так называемых кооперативах – садовых, гаражных и прочих, поскольку там занимаются делами обычные граждане, порой с примитивным правосознанием. Надо с детства учить уважать права других… В школе недорослям нужно преподавать не Фонвизина, что, впрочем, тоже нужно, а законы – Конституцию, административный кодекс, гражданский, даже уголовный с точки зрения прав человека, прав государства, чтобы свои поступки он оценивал адекватно принятым законодательным нормам, и чтобы понимал, когда идет на что-то противоправное, что он это противоправное совершает сознательно, и за это сознательное нарушение прав и норм морали он будет наказан вдвойне, и не плакался,  как дитя, что не ведал, что творит… Хотя, все знают, что чем выше уровень, тем выше и серьёзнее уровень нарушений и преступлений. Но самое страшное происходит тогда, когда те, кто поставлен защищать людей и закон, сами его нарушают…

Впереди на шоссе образовалась пробка, и Авдий затормозил, ожидая сигнала сотрудника с жезлом, который регулировал проезд в образовавшемся заторе. Наконец регулировщик махнул, и они двинулись вперед. Это была авария. На шоссе лежал опрокинутый грузовик. Авдий проехал метров пятьдесят и свернул на обочину. Что-то заставило его выйти из машины и вернуться на место трагедии.

 

Они стояли и смотрели туда, куда были направлены взгляды других. Авария была страшной. Легковой автомобиль вылетел на встречную полосу и лоб в лоб столкнулся с мощной груженой фурой. Удар был такой силы, что фура  перевернулась на бок. Передок легковой иномарки практически отсутствовал, двигатель от удара сместился в салон и раздавил тех, кто в этот момент в нем находился, превратив в кровавое месиво. Сзади подошел стажер, посмотрел на номер иномарки и сказал:

- Так это же машина нашего бизнесмена…  Его номер. Бр-р-р… Ужасная смерть.

- Зато мгновенная.  Надо позвонить его жене, сообщить об аварии, - буркнул Авдий.

- Что ж, правосудие восторжествовало, вот только Господин Случай почему-то  распорядился с ним слишком жестоко, - сказала Анна.

- Не бывает ничего случайного, даже если это очень похоже на случайность, - жёстко отозвалась Жанна и направилась обратно к машине. 

 

2007 г., декабрь.

 

 

 

Все права защищены законом РФ "Об авторских и смежных правах".

             http://latuk.narod.ru/


Можно

  послать автору виртуальную благодарность

или

  выразить неудовольствие

 

Полное содержание сайта L-Книга

Ссылка на первоисточник при виртуальной перепечатке в Интернете обязательна.

В отношении физических  носителей (бумага,  CD и  DVD  дисков и другое): произведения, кроме особо оговоренных, находятся по защитой Закона  РФ "Об авторских  и смежных правах."

Перепечатка с согласия автора.

Детектив, остросюжетная повесть, фантастика, фантасмагория, почти нефантастические истории, юмор, юмор в фантастике, ироническая фантастика,  дайджест,  очепятки-опечатки, бестолковый словарь, фразы-афоризмы, анекдоты с авторством,  поэзия: лирические стихи юности, ироническая поэзия, авторская песня на стихи известных поэтов, бард-ангажемент, ироническая публицистика,  иронические заметки, невероять, назидательные истории, юмористические рассказы.  притчи, заметки, мысли, зарисовки.

 Николай Латушкин

  2002-2014