Похоже, мы уже мертвецы. Детектив (остросюжетная повесть). Скачать, читать, почитать бесплатно

 Детектив Фантастика Поэзия Юмор  на сайте  L-Книга   

| На главную | Детективы | Фантастика | Поэзия | Юмор | Публицистика | Авторская песня | Любопытные факты | Заметки |

Все права защищены законом РФ "Об авторских и смежных правах".

             http://latuk.narod.ru/

Николай ЛАТУШКИН

       

ОНИ  НЕ  РАССКАЖУТ

                                        Остросюжетная  повесть

                                          (детектив)

 

Скачать аудиокнигу (аудиодетектив) "Они не расскажут" (22,6 МБайт, упаковано в zip):

 

ГЛАВА  1

 На         какой   высоте  альпинисты  их обнаружили, лейтенант? - комиссар полиции раскрыл папку и вынул цветной снимок.

-  По  словам  командира  группы  Ренга Вебера площадка отмечена  на  карте  уровнем шесть тысяч пятьсот шестьдесят метров.

Комиссар  долго  всматривался  в  странную  фотографию. Белый  снег  и  темные фигуры, разбросанные в беспорядке по плоской  площадке  на скале. На переднем плане в левом углу обнаженная  женская  рука  с  ярко  накрашенными  длинными ногтями,  которые  на  фоне  белого снега выглядели каплями застывшей  крови,  поодаль,  припорошенный  снегом, лежащий ничком  мужчина в шубе из плохо выделанной овчины, правее ­женщина  в  вечернем  платье  с  глубоким вырезом на спине, молодой  человек  в  форме  крупье  казино и негр в светлой рубашке.

- Мистификация? Как полагаете, лейтенант?

- Не   исключено.  Мотивация  есть: группа не выполнила свою задачу: вернулась, не достигнув вершины. Это плохо для альпинистов, которые готовились к восхождению два года. Они утверждают, что повернули, чтобы сообщить об увиденном.

- Могли         бы    захватить    и    более   убедительные доказательства.

- Труп?  Или вечернее платье женщины? Чему бы вы больше поверили?

- Нет трупа - нет дела.  Не может это быть коллективной галлюцинацией?

- А фотография?

- Похоже, у меня поехала крыша.

- Они          утверждают,   что   эти   люди   были   разных национальностей:  желтые,  похожие  на  китайцев;  славяне; негры и возможно, итальянцы - смуглые и темноволосые.

- В этом районе не было аварий самолетов?

- Место  расположено  вдали от авиационных трасс,  да и сообщений об авариях,  тем  более  о  не  найденных  местах аварий, не поступало.

- Металлические предметы,  следы, отметины... Что-то же должно быть?

- Площадка  невелика, ничего похожего они не заметили. - А  документы?  Никто  не  догадался  пошарить у них в карманах?

- Они   не   профессионалы...   Единственное,  что  они захватили - это женскую  сумку,  в  которой  ничего,  кроме парфюмерии,  да  клочка бумаги с номером телефона какого-то Альфреда.

- Ни прав, ни кредитной карточки?

- Это сумка... женщины называют ее косметичкой.

- Какие соображения по номеру телефона?

 - Имя написано латинскими буквами. В  нашем  городе  этот телефон   принадлежит   смотрительнице         музея  Анне  Терц. Знакомых с именем Альфред у нее никогда не было, а городов, в которых есть восьмизначные номера, не один десяток...

- Хорошо,  вы  свободны,   лейтенант   Кервуд.   Завтра доложите  ваши дальнейшие соображения,  но не затягивайте ­журналисты уже подняли шум вокруг этого дела.

 

                           *  *  *

-  Лейтенант,  я уже рассказал вам подробности и больше добавить  ничего  не  могу.  У  меня  начинает складываться впечатление, что вы подозреваете нас в том, что мы затащили на  вершину  скалы  полдюжины  трупов,  чтобы замести следы преступления,    совершенного   внизу,         а   потом   решили коллективно  раскаяться... - Ренг Вебер с иронией посмотрел собеседнику  в  глаза.  -  Я  уже  сожалею  о рассказанном. Журналисты   считают  нас  сумасшедшими  или  переболевшими горной болезнью.

-  Не  может  этот маскарад быть трагедией какой-нибудь сумасшедшей группы альпинистов или просто дилетантов?

-  Такой  высоты  смогут  достичь только профессионалы. Последняя  группа  альпинистов  была  там  4  года  назад и вернулась,  не  достигнув  вершины.  О потерях и несчастных случаях   заявлено  не  было,  группа  вернулась  в  полном составе.

- Почему вы, сфотографировав общий план, не сняли лица?

- Это  единственный   сохранившийся   кадр   -   пленка оказалась с браком. Мы снимали и крупным планом - но, увы... Вулье принес пленку и передаст немедленно.  Возможно,  ваши специалисты обладают средствами восстановить утраченное. Но я представляю возможности криминалистов по супербоевикам, а реальность, как правило, совершенно другое дело...

- Хорошо.  Вас ничто не поразило в позах  людей,  в  их лицах? Не было у них ран, ожогов?

- Ничего такого я не  заметил.  Единственное,  что  мне показалось - люди погибли от холода. Вам приходилось видеть труп замерзшего  человека?  Жуткое  ощущение,  что  человек сладко спит.  А то,  что они одеты,  словно собраны со всех климатических зон, бросается в глаза даже на снимке.

- Почему  вы вернулись?  Вам оставалось два перехода до вершины.

-  Психологическое  состояние людей после увиденного не позволило  бы  завершить восхождение благополучно. Я не мог позволить себе рисковать людьми.

- Мне кажется, вы что-то не договариваете.

- Вы  ошибаетесь.

- Сколько человек было  обнаружено  на  площадке.  Если судить по снимку - 5?

- Да. Две женщины и трое мужчин.

- Как  вы  считаете,  можем мы повторить восхождение до этой площадки вновь?

- С вами - нет. Вы не подготовлены.

- Я не имею в виду себя.  Наверняка среди наших  парней найдутся альпинисты.

- Мне нужно подумать.

- Хорошо. Я позвоню завтра. Надеюсь, к этому времени вы определитесь с решением.

 

                                   *  *  *

- Серж Вулье? Проходите. Принесли негативы?

- Да.

- Часто у вас бывают такие промахи? Вы давно снимаете? - Мне  не  нравится  ваш  тон,  лейтенант.  Я  не  могу отвечать за плохое качество пленки.

- Не хотите предъявить фирме-изготовителю претензии?

- Это  ваши  проблемы.  Лично  мне  фирма  не   нанесла морального ущерба,  а материальный слишком мизерный,  чтобы поднимать шум.  Она не виновата,  что интересующие  полицию кадры   оказались  на  бракованной  эмульсии.  Надеюсь,  вы отдаете себе отчет,  что я не штатный  фотограф  уголовного розыска?

- Вы не очень-то вежливы.

- Просто  у  меня  нет  желания болтать с вами о правах потребителя.

- Нет возражений, если я передам пленку в лабораторию?

- Валяйте.  Только  что  это  даст?   Понимаю,   хотите проверить,  не  монтаж  ли  это...  Подозрительность - ваша профессиональная болезнь?

- Вы всегда так агрессивны?

- Только тогда, когда меня держат за дурака.

- Вам  ничего  не показалось странным на площадке,  где лежали замерзшие люди?

- Хотел бы я на вас посмотреть, когда на высоте шесть с половиной тысяч метров над уровнем мирового океана,  где не ступала нога человека,  вам на пути попадается куча трупов, как в заурядном боевике. Здесь все странно.

- А кроме этого?

- Не знаю...  Мне почудился какой-то  запах.  Но  я  не уверен.

- Почему?

- На  такой высоте кислородное голодание может выкинуть с человеком что угодно. Увидишь и услышишь такое, чего быть не может вообще.

- Вы  снимали  их  лица.  Что  можете  сказать  об   их выражении? Страх, боль, ужас, растерянность?

- Ничего такого.  Нормальные,  спокойные  лица.  Словно люди  только и делают,  что лазают по горам в купальниках и смокингах.  Могу поклясться,  что один из них был  русский: этакий  сибирский  медведь  с окладистой бородой,  одетый в овчинный тулуп.

- Следы?

- В том-то  и  дело,  что  никаких  следов.  Словно  их аккуратно положили в снег перед нашим приходом.

- Или сбросили...  Представьте, сможет ли над площадкой зависнуть вертолет?

- Это  невозможно.  Над  ней  каменный   козырек,   что предопределило  наш привал на площадке.  Была необходимость подготовится к  опасному  участку.  Кстати,  насколько  мне известно,  мировой  рекорд  высоты для вертолета составляет 5800 метров при статических испытаниях.  В горных  условиях потолок,   естественно,   ниже.  Это  американский  военный вертолет "Блэк Хок" с экипажем всего из  двух  человек.  Вы могли бы узнать об этом не только от меня.

 

                                  *  *  *

- Натали   Стоун,  вы  единственная  женщина  в  группе альпинистов.  Я  преклоняюсь  перед  вашим  мужеством.  Что привело в горы столь красивую женщину?

- Надеюсь,  лейтенант,  вы пригласили меня не для того, чтобы  рассыпаться  в  комплиментах  и интересоваться моими увлечениями?

- Естественно,  но  не  могу  не отметить бросающееся в глаза.  Как  правило,  альпинистки  такого  класса   больше напоминают  мужчин,  чем  прекрасную половину человечества. Вы,  наверное,  были  шокированы  увиденным   больше,   чем остальные?

- Отнюдь.  Я медик и достаточно насмотрелась на смерть, чтобы терять самообладание.

- В таком случае вы должны рассказать больше остальных. Что остановило ваше внимание?

- Запах.  Это  был  какой-то  медицинский  препарат.  Я наклонилась  над женщиной в купальнике и ясно почувствовала запах, исходящий от кожи.

- Это не был запах духов?

- Вы забываете,  что спрашиваете женщину.  Не смотря на то, что ее тело было просто куском мороженого мяса, от него исходил ощутимый запах.

- Только от нее?

- Нет.  На площадке этот запах ощущался повсюду. Он был слаб, едва уловим, но присутствовал определенно.

- Что вы заметили еще?

- Не знаю... На правой руке у нее было золотое кольцо и перстень с камнем.

- Значит, она не была ограблена...

- Сам    Шерлок    Холмс    позавидовал    бы     вашей проницательности,  лейтенант.  Вы,  наверное, бредите... На высоте 6000 метров нет полиции,  но это еще не значит,  что там есть грабители и насильники.

- Почему вы вспомнили о насильниках? Что-то вас смутило в ее облике?

- Не привязывайтесь к словам. Она была нормально одета, если  считать  нормальным купальник,  холод,  снег и высоту шесть километров над океаном.

- Что еще?

- Она была красива и молода,  с  прекрасной  фигурой  и лицом... на ее ресницах застыл иней...

- А другие? Каков, примерно, был их возраст?

- Пожалуй,   вы   сейчас   помогли  мне  сформулировать странное  ощущение  неестественности,  посетившее  меня  на вершине:  все  они были в расцвете сил и в них чувствовалась...  это называют...  да,  это называют породой:  даже негр, мертвый негр был невероятно хорош.

- Это могла быть  одна  компания,  отбросив  в  сторону невероятность  соседства  шубы  и  купальника?  Просто ваше мнение.

- Не  думаю.  По  моим  понятиям  в компании - одна-две личности с  яркой  внешностью,  насколько  я  разбираюсь  в психологии  людей и сужу по личному опыту.  Красота,  как и ум,  не терпят,  когда рядом  потенциальные  соперники.  Им нужна публика.

- Вулье  сомневается,  не  был  ли   запах   следствием переутомления,  попросту  галлюцинацией,  а Вебер вообще не упоминает об этом...

- Он командир,  у него свое мнение. Я отвечаю за себя и за свои ощущения.  Он  привык  отвечать  за  группу  и  ему сложнее.

- Как вы думаете,  кому из  женщин  могла  принадлежать сумочка, которую вы принесли оттуда?

- Любой из них.

 

                                         *  *  *

- Георг Бергер, вы четвертый член группы. Что вы можете мне рассказать?

- Ничего.

- Вы ничего не видели?

- Что вы имеете в виду?

- То, о чем рассказывают ваши товарищи.

- А о чем они рассказывают?

- Я  начинаю  терять терпение.  Вы не встретили в горах ничего необычного?

- По сравнению с равниной в горах необычно все.

- Хорошо. Почему вы вернулись?

- Я подчинился приказу.

- Вы не очень-то разговорчивы.

- Не понимаю, почему я должен вести с вами разговоры. У вас есть ко мне претензии?

- Нет. Вы должны нам помочь.

- Я ничего никому не должен.  И если я здесь  -  то  не потому,  что  получил вашу паршивую повестку,  а потому что приказы своего командира мы выполняем и  внизу,  если  дело касается группы. Спрашивайте по существу.

- Мне непонятна ваша агрессивность.  Вы видели в  горах на высоте 6000 метров трупы людей?

- Да.

- И вас это не поразило?

- Нет.

- Почему?

- Не знаю.

- Ваше мнение: как они могли там оказаться?

- Не имею понятия.  Но сожалею,  что они  очутились  на нашем пути и мы вынуждены были вернуться обратно.

- Это явилось причиной вашего возвращения?

- Причиной был приказ командира вернуться назад.  Я был против. Мы могли бы завершить восхождение, а потом сообщить об увиденном.

- Что еще можете добавить к сказанному?

- Ничего.  И  прошу больше не вызывать меня сюда.  Если вас что-то интересует,  приезжайте ко  мне  домой.  Кстати, хочу  предупредить:  дома  я тоже не смогу вспомнить ничего нового. Я могу идти?

- Да.

- Прощайте.

 

 

 

ГЛАВА 2

 

- Лейтенант  очень  интересовался,   отчего  я  хожу  в горы...

- И   что   ты  ответила?  -  Ренг  повернул  голову  и машинально отметил,  что у глаз Натали появились  морщинки, ничуть не портящие красоту удивительного лица.

- Ты знаешь ответ. А он - нет...

- Не  думаю,  что  для  кого-то  это является тайной... Хочешь - мы поженимся?

- Ты   же   знаешь,  что  нет.  Это  прямой  путь  тебя потерять...

-  Это  звучит парадоксально.

- Это  звучит  нормально.  Люди  устают  от  постоянного общения в быту.  Нельзя надоедать друг другу.  Я хочу  быть для тебя праздником, и чтобы ты был для меня тем же. А свои мелкие проблемы решать сама.

- Хорошо.   Оставим   это.

- Ты  согласишься  повторить восхождение с альпинистами из   следственного   управления?   Неужели   там   найдутся профессионалы?

- Почему нет?  Мы не единственные,  кто не мыслит жизнь без гор. Не забывай: у меня тоже есть профессия. Была...

- Но ты спортсмен. Гонщик. И там, и там риск.

- Они тоже не всегда находятся в комфортных условиях.

-  Да, со стола тоже сходят лавины... Бумажные.

-  Ты  несправедлива.

- Ренг,  посмотри,  -   Натали          кивнула   головой   на изображение разрушенных взрывом стен школы и окровавленные трупы детей, - в этой далекой стране снова творится что-то неладное. Давно ли мир с испугом смотрел на кадры взорвавшегося ядерного реактора, отравившего сотни тысяч жизней?   Как искры,  тлеют на ее бывшей территории маленькие  войны,  готовые  разрастись  в большую.  У нас под боком люди разных вероисповеданий делят крошечную страну на отдельные куски.  Что происходит?  Кому это нужно?  Жизнь не имеет ценности? Разве каждый не болеет за своих родных и  близких?  Почему  так  безжалостно  этот человек  на  экране  нажимает  на гашетку крупнокалиберного пулемета?  Бомбардировщики утюжат мирные города и  селения, танки перепахивают гусеницами поля,  на которых потом долго ничего не будет расти.  В парижском метро взрывается бомба, в  японском  -  выпускается отравляющий газ.  В небоскребы США врезаются самолеты под управлением террористов. В далекой России в городе Беслан в школе гибнут сотни детей от рук отморозков. Терроризм ушел в беспредел. В чем повинны невинные детские души, случайные люди?   Отчего чужая жизнь не стоит ломаного гроша?

- Успокойся,  ты просто устала. Так было всегда. – Ренг положил  руку  на  ee  плечо  и  ощутил,  как  оно  знакомо вздрогнуло под его пальцами.

Натали легко  повернулась  и прижалась к нему губами.

- Тебе   не   кажется,  что  мы  напоминаем  рисунок  в юмористическом журнале? - шепотом спросил он.

- ?

- Двое в постели,  и один в  ответ  на  соответствующий моменту намек возмущенно восклицает: "В мире творится такое - а у тебя одно на уме!"

- Ты   прав,   -  тихонько  рассмеялась  Натали.  -  Но разговоры с тобой заводят меня больше, чем что-либо другое.

- Ты  еще не пользуешься услугами "секс по телефону"? - отшутился Ренг,  но горячая волна уже передалась от  нее  к нему...

 

                                     *  *  *

Их разбудил телефонный звонок.

- Говорит комиссар полиции.  Прошу прощения  за  ранний звонок, господин Вебер. Необходимо срочно встретиться. Речь пойдет о повторном восхождении. Военные предложили нам свои услуги. Подробности при встрече.

-  Хорошо.  Скоро  буду.

Натали коснулась рукой его заросшей щеки:

- Я пойду с вами.

- Нет.  Это ни к чему.  Бергер,  Вулье и я. И тот, кого предложат в комиссариате.

- Ренг, согласись: это не наше дело. Мы сообщили, пусть они  разбираются  сами.  В  конце  концов,  в  армии   есть подготовленные  люди для войны в горных условиях, способные совершить восхождение.

- Но без гарантии,  что найдут площадку.  Они не смогут повторить в точности наш маршрут.  Это можем сделать только мы.  В газетах слишком много домыслов на наш счет, не очень приятных  для  слуха.  Чтобы  журналисты   прикусили   свои болтливые языки, нужна лишь одна официальная фотография или интервью человека в форме. Тогда из сумасшедших болтунов мы превратимся в нормальных людей.

- Все равно я возражаю.  Если, конечно, ты не говоришь, как командир группы...

- И не только,  - Ренг притянул ее к себе.  - Не  хочу, чтобы ты рисковала зря.

 

 

 

ГЛАВА  3

 

Комиссар вышел из-за стола навстречу Ренгу:

- Знакомьтесь. Это человек, который пойдет с вами. Макс Порти.  У него большой опыт восхождений.  К тому  же  -  он профессионал:  армия - горноспасательные войска.  А это, ­он  указал  жестом  на  многочисленную  группу  военных   и гражданских лиц, - команда обеспечения. События развиваются слишком стремительно,  чтобы мы могли  медлить.  Сегодня  в прессе   появится   сообщение,   что  к  работе  приступила правительственная комиссия. Все ведущие мировые газеты дали сообщение  о  куче  трупов  в  горах  на  территории нашего государства, а мы молчим. Ставки повышаются. Если еще вчера это был вопрос престижа вашей группы, то сегодня - престижа страны и,  если хотите,  президента.  Я даже  не  спрашиваю вашего согласия. Если не пойдете вы, нам придется повторить восхождение самим.

- Я согласен. В этом нет проблемы.

- Прекрасно.  Генерал, я уступаю вам место, - обратился комиссар к военному, сидящему поодаль.

- Формально я назначен руководителем группы  поиска,  ­негромко,  но властно начал он.  - Но только формально. Вы, Ренг Вебер,  будете руководить и в горах и нами  на  земле. Как  много  нужно  времени  для подготовки?  Сколько займет восхождение?

- На  подготовку  снаряжения уйдет не более двух часов. Практически  мы  готовы  всегда  в  плане  материальной   и моральной   подготовки.   Наша   группа   создавалась,  как аварийно-спасательная,  чем  мы  в  основном  и  занимаемся. Маршрут  проработан  и  знаком  по предыдущему восхождению, значит, на все уйдет на двое-трое суток меньше.

- Это слишком много. У нас нет времени.

- Такова реальность. Другое невозможно.

- Возможно. Вы прыгали когда-нибудь с парашютом?

- Если можно считать прыжком полет на парашюте  в парке аттракционов в детстве.

- А ваши друзья?

-  Насколько мне известно - нет.

- В таком случае,  мы будем вынуждены обойтись без вас. Десантники уже ждут наших распоряжений.  Можете указать на карте точные координаты  площадки,  на  которой  обнаружены трупы?

- Конечно.  Но без  нас  вам  не  обойтись.  Во-первых, координаты в горах - это условность, полезная разве что для теоретических размышлений.

- Вы ошибаетесь. - Генерал едва заметно усмехнулся. - Я не открою военной тайны,  если скажу,  что из космоса можно заглянуть  в  записную  книжку  и прочитать номер телефона, если, конечно, она раскрыта?

- Но мы не космическая держава.

- Пусть вас не беспокоят  такие  мелочи.  К  сожалению, этот  район  в  настоящее  время  не  просматривается из-за густого тумана у вершины,  но будем  надеяться  на  лучшее. Наши действия,  в случае надобности, будут корректироваться из космоса.

- Я не сказал "во-вторых". Десант обречен на смерть.  Нехватка воздуха, зловещее дыхание Чейн-Стокса, при котором на один шаг – четыре вдоха-выдоха, и – гибель… Даже тренированные альпинисты, поднявшиеся за пару дней на высоту трех километров и  интенсивно занявшиеся физической работой, получают отек легких… Как вы думаете, что случится с вашими неподготовленными людьми, которых десантируют сразу на высоту 6000 метров?  На высоту, где давление в два раза меньше нормального и дышать просто нечем. При восхождении, и это закон, требуется адаптация организма к высотным условиям. Иначе – смерть… 

- Все  это  нам  известно.  Десант  будет в кислородных масках   и   костюмах,   напоминающих   легкие    скафандры космонавтов.   По   крайней  мере,  они  имитируют  внешнее атмосферное   давление.   Вся   команда   -   тренированные профессионалы.

- Я настаиваю на своем участии в  восхождении.  -  Ренг подошел к карте, разложенной на столе. - Вот это место. И я обязан быть там вместе с вами.

- Вы  не сможете прыгнуть с парашютом в горах в сложных условиях. У вас нет опыта прыжков.

- Вы расскажете мне, как это делается.

- Я ценю ваш юмор, командир, - усмехнулся генерал, - но думаю, здесь не до шуток. Это может стоить вам жизни.

- За свою жизнь я  отвечаю  сам.  Когда  вы  планируете сбросить  десант?  Повторяю,  вам  не  обойтись  без  меня. Координаты помогут вам только при съемке.  И это правда. Не испытывайте  моего  терпения,  -  вы  просто  недопонимаете ситуацию. Не рискуйте без надобности своими людьми.

- Хорошо.         Будем   считать   это  вашей  проверкой  на сопротивляемость  внешним    обстоятельствам.    Прекрасно понимаю:  хотя  бы без одного из вас не обойтись.  Операция назначается  на  завтра.  Сегодня   на   вертолете   вы   с десантниками отправитесь на военный аэродром. Вам предстоят несколько тренировочных прыжков.  И от качества  успехов  в них  будет  зависеть  участие  или неучастие в операции.  В положительном случае  вы  назначаетесь  командиром  группы. Макс  Порти  -  заместитель.  На земле координация операции поручена, как вы уже слышали, мне. При благоприятном исходе группа с этого аэродрома сразу вылетит в горы.

 

                                        *  *  *

Ренг смотрел  в иллюминатор военного самолета на изломы лежащих внизу заснеженных предгорий и  мысленно  проигрывал предстоящее.  Несмотря  на  успешную репетицию десанта,  не было  обычного  состояния  уверенного  волнения,  какое  он всегда   испытывал         перед         новым   восхождением.  Похоже, сказывалось положение зависимости от обстоятельств, которые складывались  помимо  него,  к  чему Ренг не привык.  Ранцы парашюта и  висящая  на  шее  кислородная  маска  сковывали движения и усиливали дискомфорт.

Пять человек,  один из которых - армейский следователь, трое  десантников  горноспасательных  войск  и их командир Макс Порти вместе с  Ренгом  образовали  поисковую  группу, состав   которой  генерал  утвердил  непосредственно  перед вылетом. Видимо, сомнения в успехе десанта не оставляли его до  последней  минуты.  И  хотя  тренировочные  прыжки были исполнены удачно  и  вполне  профессионально,  что  вызвало молчаливое   одобрение   десантников,   по   мужски  крепко ударивших Ренга по плечу,  альпинист понимал, что равнина и горы  -  вещи несопоставимые.  Только спокойная уверенность десантников,  дремавших в креслах, говорила, что Ренг среди профессионалов,  и  прыжки  с  парашютом  в  горах  им не в диковинку.

Неожиданно самолет   сделал  резкий  маневр  с  набором высоты и упал на правое крыло.  Двигатели  натужно  взвыли. Ренг успел заметить, как рядом скользнула черная масса скалы, и понял,  что спокойствие десантников - той же природы, что и  его уверенность перед обычным восхождением.  Уверенность перед  знакомой  опасностью,  рецепт   борьбы   с         которой известен, но исход непредсказуем.

Через несколько минут по  внутренней  связи  прозвучало предупреждение   о  приближении  к  заданному  квадрату,  и проверке  готовности.  Над  дверью   пилотской   кабины   и десантным люком вспыхнули красные сигнальные огни.

Ренга хлопнули по спине,  приглашая к прыжку.  Один  из десантников  молча поднял вверх сжатый кулак с оттопыренным большим пальцем и кивнул на медленно  открывающийся  проем. Внизу   клубился   густой  туман  облаков,  сквозь  который выглядывали острые кромки скал.

По предполетной инструкции первым шел Ренг. Управляемые парашюты  в  опытных  руках  показывают         чудеса   точности приземления,  потому  по  договоренности местом приземления была  назначена  точка  приземления  Ренга.  Ему  досталась простая задача - попасть на поверхность склона, не угодив в пропасть.

Прозвучала команда, и Ренг шагнул в зияющий проем.

 

                                         *  *  *

В  это  время  в   кабинете  комиссара полиции раздался телефонный звонок:

- Алло,  комиссар?  Это  лейтенант  Кервуд.  Есть новая информация,   довольно   любопытная.   По   крайней   мере, заставляющая поразмыслить.  Мне удалось выяснить, что некая страховая  фирма  "Грегори"  застраховала  альпинистов   на случай  неудачного восхождения на очень крупную сумму.  Что подвигло их на это - непонятно.  Фирма не работает вслепую. Прежде  чем осуществить такую сделку,  она,  как я выяснил, изучила всю доступную информацию по группе  Вебера. Эксперт дал заключение,  что риск пролететь невелик. Пять процентов из ста,  что группа не сможет  достигнуть  вершины.  Теперь фирме придется выложить кругленькую сумму. Потому я не стал бы исключать версию  события,  где  меркантильные  интересы перевешивают чисто спортивные.

- Хорошо.  Покопайте вокруг этого. Но, думаю, скоро все прояснится.  Десантники  вместе  с  Ренгом  Вебером  уже  в воздухе, вероятно, на подлете к перевалу.

 

 

 

ГЛАВА 4

 

- Серж? Наконец-то... Боюсь, телефон раскалился от моих звонков.  - Натали переложила телефонную  трубку  в  другую руку  и  достала  сигарету.  - Экспедиция отменяется.  Ренг отправился один.

- Как один? В горы? Ты бредишь, девочка?

- Не  говори  мне  "девочка",  я   этого   не   выношу. Естественно, не один. Военные решили устроить показательные выступления  и  забросить  десант  на  не  покоренную  нами вершину.  Ренг  заехал  на полчаса и теперь уже,  наверное, летит над горами в удобном кресле.

- Не поставив нас в известность?

- Это безуспешно  пытаюсь  сделать  я:  вас  невозможно найти. А если черезвычайная ситуация?

- Вчера я несколько раз набирал номер Бергера.  И  тоже безрезультатно.

- Отдыхает от восхождения, полиции и нас?

- Может и нам стоит отвлечься?  Что ты скажешь,  если я приглашу тебя поужинать?

- Не знаю. Впрочем, почему бы и нет?  Мне нужно полчаса.

- В  таком  случае  я  выезжаю.  Моя  старушка  если  и поспешит,  все равно не успеет раньше. Подниматься не буду. Жду в машине. До встречи.

 

                                          *  *  *

Мягкий приглушенный свет слегка очерчивал силуэты людей в  полуовальных кабинетах,  по радиусу расположенных вокруг открытого пространства,  на котором несколько  экзотических фигур,  сошедших  с  фотографий  старых  семейных альбомов, танцевали что-то забытое.

- Хорошо,  что ты пригласил меня именно сюда.  - Натали откинулась на спинку высокого  стула  и  провела  рукой  по волосам,  поправляя  прическу.  -  Мне осточертела полиция, газетчики и телевидение.  Они день и ночь дежурят  у  моего дома.  Я  перестаю  ощущать  себя  женщиной,  и  становлюсь профессиональным свидетелем неизвестно чего. - Она положила подбородок  на  сложенные  ладони.  -  Тебе  нравится  этот ресторанчик? Обожаю старую музыку.

- Я знал, что тебе понравится.

- Видимо,  я  старею,  если   мне   начинает   нравиться "ретро"...

-  Ерунда...  Сегодня ты красивее, чем всегда...

- Спасибо.  Только с вами я чувствую себя настоящей: не надо притворяться и  казаться  современной.  Может,  стоило захватить с собой Георга?

- Бергер стал невыносим.  После тебя  позвонил  он,  и, узнав,  что  Ренг  на подлете к злополучному месту в горах, непонятно  отчего  разозлился  и   бросил   трубку.   Потом перезвонил снова и стал пытать: не принес ли я ничего с гор тайком от всех.

- Это  странно...  Может,  ты  действительно что-нибудь принес?  -  Натали  медленно  поднесла  сигарету  к  губам, щелкнула зажигалкой и посмотрела в глаза Вулье.

- Что именно?

- Вот и я спрашиваю, что он имел в виду?

- Не  нашли  ли  мы  на  площадке  такое,   что   могло заинтересовать не только полицию...

- Но мы же ничего не нашли?  Кроме трупов,  разумеется. Или это не так?

- Да, поэтому мне и показались странными его вопросы.

- Знаешь,  что-то  у  меня  неспокойно на душе.  Я хочу поехать домой.  Возможно,  есть известия от Ренга. Я забыла записать  на автоответчик сообщение с моими координатами. С нашими...

 

 

 

ГЛАВА 5

 

 Скала приближалась         со    скоростью    междугороднего экспресса,  но  Ренг  отметил,   что   руки   автоматически выполняют  необходимые  манипуляции  со  стропами парашюта, корректируя полет.  Тренаж на военном аэродроме  не  прошел даром.  Сказывалась  и  всесторонняя  подготовка  Ренга  как альпиниста         высочайшего   класса,         обладающего   отменной реакцией  и  прекрасной  обучаемостью.  Вертикальная  стена осталась слева,  и открылось  подходящее  место  с  пологим склоном.

Он не почувствовал удара приземления.  Ноги мягко вошли в снег,  и парашют потащило в сторону. Если бы Ренг вовремя не нажал на  замок,  освобождаясь  от  ремней,  он  мог  бы очутиться  в  пропасти,  лежащей  в  трех  метрах  от места приземления.

Через считанные  мгновения  Ренг  наблюдал классическое приземление остальных членов группы.  Они  влетели  в  снег рядом, подняв небольшую снежную бурю.

Погода явно благоприятствовала операции.  Ветер стих  за несколько  минут  до высадки десанта,  и совсем не хотелось думать, что могло бы произойти в других обстоятельствах.

Ренг достал  карту  и попытался определить,  как далеко место  приземления  находится  от   маршрута   восхождения, закончившегося столь неожиданно. Хотя и без карты было ясно -  эту  панораму,  слегка   скорректированную   в   угловом отношении,  он  уже  видел  дважды  - при восхождении и при спуске.  Будучи,  как все альпинисты,  суеверным,  Ренг  не почувствовал    от       такой   сверхъестественной   точности приземления   особой   радости.   Весь   предыдущий    опыт подтверждал  не писаный  закон,  что  удачное  начало сулит большие неожиданности или неприятности.

До площадки,         усеянной    трупами,    оставался   час восхождения  по  знакомому  маршруту,  и  этот  отрезок  не представлял   особой   сложности   даже   для   начинающего альпиниста.  Но Ренг отметил,  что у десантников  ощущалась едва  заметная  неуверенность  в  движениях.  Генерал  явно преувеличил степень их подготовленности.

 

                                   *  *  *

Войдя в  прихожую,  Натали  каким-то  шестым   чувством ощутила недавнее присутствие постороннего в доме. В воздухе повис  неуловимый  запах   чужого.         Объяснить   это   было невозможно,  разве  что инстинктами древнего человека,  для которого запахи еще оставались доступной формой информации. И этот язык запахов предупреждал об опасности.

Она вынула     из     ящика     секретера     миниатюрный дамский пистолет, прокрутила  барабан  и  медленно обошла комнаты,  оставляя включенным свет в каждой.  Наверное,  со стороны  это было красивое зрелище - дом в ночи,  в котором поочередно зажигаются окна.

И устало села в кресло.

Зазвонил телефон.

- Это   Вулье.  Натали,  у  меня  в  доме  погром.  Все превернуто вверх ногами.

- Кража?

- Не похоже.  Я вызываю полицию.  Все это мне не  очень нравится. С тобой все в порядке?

- Да. Не скажу, что это нравится и мне. Жди. Я выезжаю. И позвони Бергеру.

- Уже. Телефон не отвечает.

 

                                          *  *  *

Если бы Ренгу сказали,  что он будет  дважды  проходить один и тот же маршрут только с одной целью - показать кому-то точку возврата группы,  не завершившей восхождение, Ренг рассмеялся  бы  в  лицо,  добавив,  что быть гидом не в его правилах.  Но,   чувствуя       позади         напряженное  внимание десантников,  перекидывая  тело  на  площадку,  он  испытал внезапное волнение. Взгляд его мгновенно окинул открывшееся пространство, заставив сердце ускорить ритм ударов.

Площадка была пуста.

Пуста настолько,  что  даже  снег  покрывал  не  всю ее каменистую поверхность.

Ренг подтянул   трос,  помогая  подняться  на  площадку остальным десантникам.

Все молчали.

Ренг присел   на   выступ   под   нависающим   каменным козырьком,  и, понимая всю нелепость своих действий, достал банку консервов и молча вскрыл крышку. Поддел кусок мяса на кончик ножа,  медленно поднес ко рту и ощутил прикосновение ножа к кислородной маске.

Первым нарушил        тишину    следователь.   Он   вытащил фотоаппарат и начал снимать каждую точку пространства.

Макс Порти негромко спросил:

- Вы уверены, что это именно та площадка, о которой шла речь ранее?

Слова     сквозь      кислородную     маску   звучали   глухо и неотчетливо.

- Подойдите к левому краю и  если  на  стене,  рядом  с трещиной в виде буквы "V", не найдутся следы от трех ударов ледорубом, можете считать меня сумасшедшим.

Макс Порти  молча  сходил к указанному месту и попросил следователя    сфотографировать    метки.    Диагноз     не подтвердился, но легче Ренгу не стало.

Каждый понимал - исчезнуть  без  посторонней  помощи  с площадки  ничто  не  могло:  козырек  надежно защищал ее от возможного  схода  лавины.  Отсутствие  снега   не   только отвергало эту версию, но и ставило новые вопросы.

Порти подошел к краю, противоположному месту подъема, и присвистнул, слегка отшатнувшись от открывшейся бездны.

- Не знаю,  как вы подтвердите свое заявление, Ренг. Но я  вам не завидую.  Мы были здесь с вами и ничего не нашли. Вы были здесь без нас - и видели гору трупов. Это парадокс, а  я  не  люблю  парадоксы,  -  следователь сложил в рюкзак фотоаппарат  и  повернулся  к  Порти,  который  возился        с радиостанцией.  - Спешите обрадовать начальство?

 

                                       *  *  *

К дому Сержа Натали приехала одновременно с  полицией, но стоящий у дверей  сержант не пустил ее в дом.

Пока полиция  осматривала  место происшествия,  снимала отпечатки  пальцев  и  фотографировала,   Натали   пыталась дозвониться   до  Бергера  из  машины.  Телефон  по-прежнему отзывался длинными гудками. Наконец охранник позволил войти в  дом,  и  перед  ней предстала ужасающая картина погрома. Содержимое ящиков и шкафов в  беспорядке  лежало  на  полу, диваны и кресла были перевернуты, одежда разбросана.

Преступники   выдавили  стекло  в   боковой   комнате  и беспрепятственно проникли в дом. Полицейский констатировал, что действовал или действовали профессионалы: ни следов, ни отпечатков пальцев.

Исчезли только  наличные  деньги,  снятые  накануне   со счета.  Полицейский  нейтрально  заметил,  что предпочитает пользоваться кредитной карточкой,  но если кому-то хочется, чтобы их кошельки потрошили,  то пусть они продолжают в том же духе.  Серж молча проглотил нравоучение,  что было не  в его правилах.  - "Номера банкнот,  конечно, не записаны?" ­"А вы всегда записываете?" - "Зайдите завтра  в  участок  ­формальности. Сейчас мы опросим соседей. Спокойной ночи."  -­ "Это смешно - спокойной...  Впрочем,  теперь, наверное, уже спокойной. До завтра."

- У  меня  создается  впечатление,  что  мы  связаны  с полицией неразделимыми узами братства Натали с неприязнью  взглянула на захлопнувшуюся  за полицейским  дверь  -  Я устала.  Поеду.  Да,  я  что-то хотела тебя спросить...  Не помню... Значит - пустяк.

Она вышла  в  ночную  прохладу  улицы и вдохнула воздух полной грудью.  В небе ярко сияли и перемигивались  звезды. Так же ярко,  как они сияют высоко в горах, где воздух чист и прозрачен,  и  кажется  до  них  подать  рукой.  Странное чувство одиночества нахлынуло на нее.  Она открыла машину и набрала номер Бергера.  И вновь длинные гудки. Она опустила голову  на  руль  и  едва  не  заплакала от ощущения полной беспомощности, что, в общем-то, было ей не свойственно. Что подействовало  на  нее?  Ночь?  Пустынная  улица?  Странные события в ее доме и доме Сержа?  Что с Ренгом?  Конечно,  в горах  нет таксофона,  но у военных есть свои каналы связи. Похоже,  они не считают нужным ставить группу в известность о результате восхождения и судьбе командира.

 

 

 

ГЛАВА 6

 

- Комиссар, что с десантом? - Натали нервно вслушалась в молчащую трубку.

- А вы рано встаете,  мадам.  Обычно  красивые  женщины долго спят.  Я не успел открыть дверь кабинета, как услышал телефонный звонок.

- Пожалуйста,   оставьте  вашу  иронию  и  сомнительные комплименты. Что с ними?

- С ними-то все в порядке.  Они начали спуск.  Скоро вы получите  своего  Ренга  обратно.  Думаю,  именно  это  вас беспокоит?

- А с кем и что не в порядке? Что вы имеете в виду?

- Ваши фантазии.  В горах на площадке ничего нет. Какая радость для журналистов. Мы, как полные кретины, поверили в ваши байки.

- Женщину обидеть не сложно...  Через час я буду у вас. Мне есть что сказать. И не только.

 

                                        *  *  *

Невооруженным        взглядом   было   видно,   что         комиссар раздражен и рассержен.  Но  Натали  была  не  из  тех,  кто обращает  внимание на настроение других,  если они пытаются испортить ее собственное.  Впрочем,  ее настроение было под стать собеседнику.

- Комиссар,  вы в  курсе,  что  квартире  Вулье  учинен погром?

- Вы приехали спросить, не я ли это сделал?

- Браво.  Вы делаете успехи.  Комиссар полиции и юмор в моем понятии вещи несовместимые.

- Как альпинизм и красивые женщины.  Не волнуйтесь,  мы сделаем все возможное,  чтобы отыскать злоумышленника.  Вас действительно привело сюда только это?

- Вы же понимаете,  что нет.  Расскажите подробнее, что сообщили с перевала.

- Я знаю только то, что сказал. Десантники добрались до площадки,   но   она   оказалась  пуста.  Надежда  получить фотографии  погибших  людей  для  опознания  стала   просто нелепостью. Как и ваше заявление об обнаруженных трупах. Их нет.  И нет ничего.  В глазах общественности  вы  окажетесь жалкими   болтунами,   а  мы  -  читайте  я  -  доверчивыми простаками.  И  это  не  считая   материальных   затрат   и отвлечения военных на операцию. Как вам это нравится?

- Мне это не нравится.  Я привезла  рисунки.  Это  лица найденных  людей.  Они  врезались в память, как барельеф в гранит.

- ?

- Что вас смущает?

- Это достоверно? Вы художник?

- Вам придется поверить,  что  я  смогла  это  сделать. Комиссар  долго вглядывался в рисунки и, наконец, сказал: - Это   выглядит  лучше,  чем  фоторобот.  Размножим  и разошлем  по   полицейским   участкам   страны.   Передадим журналистам  и через консульства в другие государства.  Как ни странно,  но я вам верю. Почему вы сразу не принесли эти рисунки?

- Их         просто  не  было...  Экспедиция  вылетела,  и  я надеялась на снимки  и  вещественные  доказательства.  Если можно  назвать  трупы  вещественными доказательствами...  Я набросала  эскизы  после  нашего   утреннего   разговора... Насколько реально, что на них отреагируют?

- Это зависит от многих причин.  В частности,  есть  ли заявления  в полицию от родственников.  Бывает,  люди живут далеко друг от друга и спохватываются,  когда  подолгу  нет известий.  Иногда  родственников  вообще нет.  К сожалению, обыватель     не   представляет, сколько людей   пропадает бесследно.  Тысячи в год...  Многих не находят никогда.  Ни живыми,  ни мертвыми.  Бывает,  что  неопознанные  трупы  в холодильных  камерах  морга лежат годами.  Их хоронят через определенный срок без указания имени.  В нашем  случае  все так  неопределенно,  что  говорить о прогнозе бессмысленно. Гражданами каких государств они являлись? Неизвестно. У нас не хватит средств поднять на ноги полицию всех стран,  да и вряд ли кто решится организовать  такой  глобальный  поиск. Так что, к сожалению, результат предсказать невозможно...

 

 

 

ГЛАВА 7

 

Она не услышала,  как повернулся ключ в  двери,  как  в проем  проскользнула  темная  фигура  и склонилась над ней. Прислушалась к ее ровному дыханию  и  неслышно  по  мягкому ковровому покрытию перешла в гостиную.

Стрелки на часах сдвинулись на одно  деление, показывая половину четвертого ночи.

Натали спала  уже  почти  18   часов.   Вернувшись   от комиссара,  она  прилегла  на  минуту  и  уснула,  не слыша настойчивых телефонных  звонков:  видимо  нервная  нагрузка последних дней дала о себе знать нестандартной реакцией.

Тем временем  человек  в  гостиной  медленно   осмотрел пространство,  не  касаясь  руками  предметов.  Наконец  он остановился у дамской  сумочки  и  осторожно  вытряхнул  ее содержимое  на  кресло,  и,  ничего  не тронув,  ссыпал все обратно.  Еще раз осмотрелся,  вынул  из  кармана  предмет, похожий  на  миниатюрный  фонарик,  посмотрел  в его торец, спрятал в карман и направился в спальню.

В это             время   от   входной  двери  послышался  резкий металлический звук.

Натали подняла голову и прислушалась.  Фигура замерла и неслышно сделала шаг  назад,  укрываясь  за  дверь.  Натали протянула  руку  к  тумбочке,  вынула револьвер,  осторожно взвела курок и  медленно,  стараясь  не  шуметь,  встала  с постели.

За дверью вновь загремело,  донесся звук вставляемого в замочную  скважину  ключа  и знакомо,  открываясь,  щелкнул замок.

Рука с  револьвером стала неприятно липкой,  а палец на спусковом крючке ощутил небольшую раковину  на  поверхности металла.

Дальнейшее Натали    воспринимала         как    замедленное воспроизведение какого-то детективного сюжета.

На фоне       освещенного       наружным      светом  проема открывающейся  двери появляется мужская фигура,  на которую направлен ее дамский пистолет  с нажатым  на  спусковой  крючок пальцем.         Натали   чувствует,  что  механизм  находится  в состоянии,  при котором смещение крючка на долю  миллиметра вызовет удар бойка по капсюлю.

В этот  момент  из-за  ее         спины   возникает   другая, вращающаяся   в  прыжке  фигура,  ногой  ударяет  в  голову входящего, и выскакивает наружу.

От неожиданности  палец,  лежащий  на спусковом крючке, совершает  микроскопическое  движение,  и  Натали  с  ужасом осознает,   что  оружие  послушно  выполняет  функцию,  для которой было создано.

Раздается выстрел.  Мгновением раньше вошедший от удара падает на пол,  и пуля выбивает из стены над  ним  изрядный кусок пластикового покрытия.

Зажав, как крутой полицейский,  револьвер в обеих руках Натали   приближается  к  лежащему  навзничь  пришельцу,  и бессильно опускается на колени рядом с ним.

У входной  двери с рассеченной бровью лежит Ренг. Кровь медленно стекает у него по виску на желтый линолеум пола.

- Твой  любовник  излишне  агрессивен,  -  говорит  он, открывая глаза.

- Дурак, - отвечает она, медленно поднимаясь с пола, и, как в дешевом немом кино,  падает  обратно,  успев  ощутить ватность ног.

 

                                    *  *  *

- Не  понимаю,  почему  ты  не  хочешь вызвать полицию. Посмотри  на  себя.  -  Натали  приложила  к  брови   Ренга очередной  ватный  тампон,  который  моментально пропитался кровью.

- И         пресса   снова         начнет   перемывать  нам  кости? Достаточно, что трупов на площадке не оказалось.

- Вокруг  нас  происходит  непонятное.  Что  хотел этот человек?  Как попал в дом?  Окна целы,  значит, у него  есть ключ. Откуда?

- Не было ли каких-нибудь странных звонков?..  Никто не пытался познакомиться, следить за тобой?..

- Ренг, ты ревнив?

- Сумасшедшая,  я  только  пытаюсь разобраться,  почему ночью в доме красивой женщины оказался неизвестный мужчина. Маньяк?

- Я жива,  не ранена,  не подверглась насилию -  значит,  его цель была не я, как женщина, а что-то другое.

- Или я, появившись вовремя, разрушил его планы.

- Кстати,  ты должен был вернуться не раньше, чем через три дня...

- Мы  не  производили  полный  спуск  - в горах на пути следования нас забрали военные вертолеты.

- Что на площадке?

- Пусто, словно вычищено пылесосом.

- Кто-то играет с нами в кошки-мышки...

- Что ты имеешь в виду?

- Мы  исполняем роли по сценарию,  написанному не нами. Тебе не кажется, что нас подставили?

- Кто?  Мы не политические деятели,  чтобы вести с нами такие игры.

- Не  знаю.  Взять  тех  же  рекламодателей.  Скандал с нашими  именами  длится  достаточно  долго,  что   выгодно, поскольку  мы  и их товар - как бы одно целое.  Боюсь,  нам придется доказывать,  что эта история не  шоу,  в котором мы  участвуем  в  сговоре  с ними и водим общественность за нос.

- Мы сами выбирали маршрут.  Никто,  кроме нас, не знал его   детали.   Думаю,   ты   преувеличиваешь   возможности гипотетических режиссеров наших судеб. К тому же - трупы... Кто захочет связываться с криминалом в таких делах?

- Ради денег люди идут на все...

- Но  не  на  мировые  рекорды.  Эта  вершина  остается непокоренной  много  лет.  Невозможно  поднять на нее такой груз, а затем незаметно снять, не совершив почти подвиг.

- Пока  ты  отсутствовал,  случилось несколько странных происшествий, не считая сегодняшнего.

- ?

- Квартира Сержа пару дней назад оказалась перевернутой вверх дном.

- Кража?

- Исчезли только деньги. Но содержимое всех шкафов было вытряхнуто на пол, словно они искали что-то конкретное.

- Ты стала излишне подозрительной.

- Возможно,  если бы не ощущение,  что мой  дом  в  тот вечер тоже не посетили незваные гости.  Но ни одна вещь не была стронута со своего места.

- Это не самовнушение после увиденного у Сержа?

- Нет.  Он позвонил после того,  как я с револьвером  в руке   заглянула  в  каждый  угол.  Кстати,  следуя  логике событий, в твоем доме, возможно, тоже побывали гости...

- Что еще?

- Слишком много странностей в поведении близких людей. - Ты говоришь загадками.

- Сержу звонил Бергер и интересовался,  не принес ли он с гор такое, о чем не знает полиция.

- Это интересно.

- Мне показалось:  Сержу очень хотелось знать, что имел в виду Бергер,  хотя он сделал вид,  что ему безразлично, и его волнует лишь состояние Георга.

- Это все?

- Нет.  Возможно, я далеко зашла в своих в подозрениях, но вещи в доме Сержа  были  разбросаны  слишком  аккуратно. Так, что ни одна не порвана, смята или повреждена...

 

 

 

ГЛАВА 8

 

Не открывая глаз Натали прихлопнула кнопку электронного будильника,  но  звук  не  прекратился.  Она на ощупь нашла телефонную трубку,  но,  невольно отметив спокойное дыхание Ренга,  передумала и,  чтобы досадить ему,  утопила клавишу переключения на громкую связь. Ренг всегда отшучивался, что чувствует себя гостем в ее доме, а потому не считает нужным подходить  к  телефону,  и  в  итоге  его  мозг  просто  не воспринимает  телефонный аппарат как раздражитель. Завидное качество.

В динамике  прозвучало окончание фразы,  наговариваемой на автоответчик:  "...  и срочно  позвоните  мне."  Она  не узнала голос,  скорее догадалась по названному номеру,  кто поднял ее так рано. Впрочем, почему рано? Часы показывали - ­день приближается к полудню.

- Вставай, пора на службу, - толкнула она Рега.

- На службу?  - Ренг притянул ее к себе. - Что с тобой? Ты бредишь после вчерашних ночных кошмаров?

Натали неохотно освободилась от объятий:

- Меня вызывает комиссар.  А может  быть  и  нас...  Мы ходим  в  управление  полиции,  как  на  службу.  И мне это порядком надоело.

Она включила   автоответчик   на   воспроизведение,  но ничего,  кроме приглашения срочно позвонить  в  управление, они не услышали.

- Я  отнесла  в  полицию   рисунки   найденных   людей. Информация пошла в розыск. Возможно, есть результаты...

- И он  докладывает  тебе  об  этом,  как  вышестоящему начальству...

- Пожалуй,  ты прав. Что-то здесь не так. Набери номер, если   тебя   не  затруднит,  у  меня  нет  желания  с  ним беседовать.

- Ты забыла,  что полицейских очень интересовал вопрос, отчего ты ходишь в горы?

- Милый,  ты не излишне самоуверен? Ходить в горы из-за мужчин?  Это смешно... Посмотри, сколько их здесь внизу - и чтобы  закрутить  им головы  не обязательно обматывать себя страховочным канатом и прорубать в скалах ступени...

- Совсем недавно ты говорила иначе.  - Ренг улыбнулся. Он хорошо знал Натали и не  принимал  ее  слова  за  чистую монету.  Ему нравилась ее независимость, в том числе и в их отношениях.

- Я  ошибалась, - она набрала номер.

- Комиссар  на  вызове.  Кто спрашивает?

- Натали Стоун.

- Соединяю,  -  отозвался  голос,  и  она  поняла,  что собеседник   на   другом   конце   провода  предупрежден  о предстоящем звонке.

В трубке   раздалось   какое-то   шипение,   свист,   и хрипловатый  голос  комиссара   произнес   с   нескрываемым раздражением:

- Стоун?  Наконец,  вы  нашлись.  Произошло  несчастье. Погиб ваш товарищ.

- Кто?

- Бергер.  Вы нужны для процедуры опознания.  Мы у него на квартире. Попытайтесь дозвониться до Вулье и Вебера.

Натали посмотрела на Ренга. Он машинально дотронулся до разбитой брови.

- Ты считаешь?.. - без слов поняла его Натали.

- И мы оба об этом думаем.

 

                                      *  *  *

Бергер сидел в кресле,  опустив голову.  Если б они  не знали,  почему в квартире полиция,  можно было решить,  что тот просто устал и слегка вздремнул.  На нем  была  светлая рубашка  с  коротким рукавом и синие джинсы.  На журнальном столике лежали какие-то ампулы и шприц.

Натали перевела  взгляд  на  комиссара,  потом снова на шприц:

- Он был жив, когда вы приехали?

- Нет.  Вы не  будете  возражать,  если  вопросы  стану задавать я?

Натали промолчала.

- Когда в последний раз вы видели Бергера?  - продолжил комиссар.

- Тогда же, когда и вы.

- Мне казалось, вы более сплоченная компания.

- Да,  но  не  Георг.  Он  несколько  замкнут,  и мы не надоедали ему. Как это случилось?

- Бергера   обнаружила  соседка.  Дверь  квартиры  была приоткрыта  второй  день...  Позвонила,  постучала,  зашла, увидела спящего Бергера, дотронулась до руки... Он принимал какие-нибудь лекарства, вводимые при помощи шприца?

- Насколько мне известно, нет, - сказал Ренг.

- Короче,  вы не можете сказать с уверенностью, его это препараты  и  шприц или нет?  - комиссар указал взглядом на журнальный столик.  - Кстати,  что с вами, командир? Откуда ссадины  на  вашем  лице?  На  вас  в  горах  напал снежный человек,  пытаясь  отобрать   вещественные   доказательства найденного?

- Ничего особенного.  Упал.  - Ренг пропустил мимо ушей полицейский сарказм вопроса.

- Где? В горах?

- Нет. На лестнице.

- Альпинисты падают на лестницах?

- И не только. Комиссар, вы не слишком любопытны?

- Ничуть.  На теле Бергера обнаружены  микроскопические ссадины,  и  я  обязан  предполагать не только естественную смерть.

- Выходит, я под подозрением?

- Скорее всего,  нет.  Вы,  как мне  известно,  вернулись сегодня  утром,  а  смерть  вашего  товарища  наступила  по предварительным оценкам не позднее вчерашней ночи.  Так что не волнуйтесь.

- Спасибо.  Вы всегда подозреваете тех,  кто  ближе?  ­спокойно  спросил  Ренг.  -  Просто  и  удобно  - вызвал по телефону, и версия готова?

- Это  моя  работа,  и  я  подхожу  к ней ответственно, ничего не отбрасывая.  У Бергера все было в порядке? Как он относился к жизни?

- Вы хотите спросить,  не хотел  ли  он  свести  с  ней счеты? Не думаю. Да, от него в свое время ушла жена, но это не стало трагедией.  У него прекрасная дочь,  с которой  он часто  виделся.  Он  был немногословным,  но не озлобленным человеком.

- Вам известно, что Бергер принимал наркотики?

- Это исключено.

- Врач предполагает,  что смерть наступила в результате передозировки сильного наркотика,  - позднее это  определят точно. Возможно, вы плохо знаете своих людей.

- И  все-таки  вы  ошибаетесь.  Наркоман  не   выдержит нагрузки восхождений.

- Хорошо. Я попрошу вас в ближайшее время - и вас тоже, - повернулся он к Натали, - не уезжать никуда из города.

- Хотите взять с нас подписку о невыезде?

- Просто вы можете понадобиться в любую минуту. События развиваются  совершенно  непредсказуемо.  Было  б   неплохо временно   оградить  вас  от  случайностей  в  каком-нибудь санатории  закрытого  типа.  К  примеру,   в   следственном изоляторе: другого, к сожалению, у меня нет...

- Мне         не   нравятся  подобные   шутки.

- Мне  тоже.  Я  не  очень  расположен  к  этому жанру. Поверьте  моему  опыту,  здесь  что-то  не  так.  Погром  в квартире Вулье,  смерть Бергера... Изоляция была бы в ваших интересах.  Будьте осторожны...  Кстати, Натали Стоун, а где были вы позапрошлой ночью?

- Вместе  с  Вулье         в   компании   полицейских   среди разбросанных вещей в доме Сержа.

- Поздравляю.  У вас отличное  алиби.  Не  смею  больше задерживать.  Но  прежде  подпишите  протокол опознания.  И помните о моей просьбе.  Звоните по любому  подозрительному моменту.  Кстати,  поражен вашей выдержкой.  Я ожидал более тягостной сцены.

 

                                       *  *  *

- Лейтенант,  как полагаете,  есть связь между  смертью Бергера и трупами в горах? - комиссар посмотрел на фигуру в кресле, уже прикрытую темной накидкой. - Я не слишком зашел в своих предположениях?

- Я помню,  как клещами вытаскивал из него  информацию. Он   скрытен,   а         потому  непредсказуем.  Возможно,  были  проблемы...

- Итак,   вы   склоняетесь   к   версии   самоубийства? Сомнительно...   Получено   первое   сообщение   по   нашей ориентировке.  Одна  из  женщин,  та,  что  была в вечернем платье,  действительно числится в розыске,  как  без  вести пропавшая.   Информация поступила   из   того  курортного государства,  где вы обожаете  проводить  отпуск  со  своей женой.  Или не со своей?  Ну,  ну,  не смущайтесь. Так вот, женщина исчезла неделю назад.  Поссорившись с женихом,  она покинула  ресторан,  предварительно  позвонив  матери,  что заедет к ней на машине. Дорога заняла бы не более получаса, и         мать,         естественно,   забеспокоилась,  когда  дочь  не появилась и через три часа,  и сообщила в  полицию.  Вскоре обнаружили   автомобиль пропавшей   с   ключами  в  замке зажигания.  Жениха на всякий случай задержали, поскольку он из  ресторана  отправился  вслед  за ней.  Потом,  конечно, выпустили:  следов в машине,  указывающих на  преступление, никаких.  Но и человека нет тоже. Если тамошние полицейские узнают от нас,  что труп найден в  горах  на  высоте  шесть тысяч  метров,  они сочтут нас сумасшедшими.  Вот так,  мой лейтенант.  К сожалению,  трупы в горах - не уловка с целью обчистить         сейфы  страховой  фирмы,  выдавшей  альпинистам полис...  Собирайтесь, отправляемся в комиссариат. Садитесь в мою машину, по дороге обсудим кое-какие детали.

 

 

 

ГЛАВА 9

 

Натали захлопнула дверцу "паккарда",  повернула ключ  и резко  нажала на акселератор.  Машина с места взяла едва не сотню миль, но так же резко остановилась, истошно взвизгнув мощными дисковыми тормозами.

- Ренг,  сядь за руль.  У меня дрожат руки,  я не  вижу дорогу. Я вижу его.

Он молча пересел и плавно тронул автомобиль.

- Ты еще сомневаешься,  что полиция должна знать все? ­Натали нервно закурила.  Было заметно,  как подрагивают  ее пальцы.  - Мне не хочется,  чтобы следующим оказался ты,  я или Серж. Мы встали у кого-то на пути.

- А если это цепь совпадений?

- Слишком  много  для  одной  компании.  Ренг,  мне  не нравится  эта  игра.  Я слишком хорошо тебя знаю,  чтобы не догадаться - ты что-то задумал.

- Интересно,   где   Серж?   Нужно  узнать  подробности последнего звонка Бергера. - Он посмотрел в зеркало заднего вида и сделал маневр со сменой ряда.

Натали с любопытством заглянула ему в лицо:

- Что    означают    эти   перестроения?   Мы   куда-то поворачиваем?

- И  мы,  и  этот  черный  "порше".  Либо  у меня мания преследования,  либо нас "пасут". Он движется, словно бычок на привязи.

- Полиция? Мы действительно в роли подозреваемых?

- Я бы хотел,  чтобы это оказалась полиция. Попробую их спровоцировать.  -  Ренг  резко  затормозил  и  подрулил  к небольшому придорожному "бистро".

 

                                  *  *  *

Полицейский автомобиль  комиссара  внешне  выглядел как обычная малолитражка,  но  только  внешне.  Комиссар  давно облюбовал   себе   эту  маленькую  крепость  на  колесах  с бронированными дверцами  и  пуленепробиваемыми  стеклами  с мощным трехсотсильным двигателем.  Приятно чувствовать себя в безопасности,  когда знаешь,  что в любой момент  в  тебя могут выпустить пару-тройку обойм из укороченного автомата. Он повернул ключ  зажигания  и  увереннно  влился  в  поток автомобилей на оживленной улице. Лейтенант отметил несколько рискованный стиль езды,  который совсем не  вязался  с  его осторожностью    в   работе,   но   вполне   соответствовал мужественному облику.

Уверенно лавируя между машин,  комиссар вызвал на связь сотрудника  криминалистической  лаборатории   и   довольный повернулся к лейтенанту:

- Есть первые результаты. Все тщательно протерто, но на шприце чудом сохранился отпечаток большого пальца.

- Похоже, не Бергера?

- Вулье!  Сержа  Вулье!  В банке данных его отпечатков, естественно, не было, но эксперт по счастливой случайности, оказался  тот,  что  идентифицировал  отпечатки  по  поводу ограбления в доме Вулье,  и обратил внимание  на  след  его большого  пальца  с необычными линиями.  Обнаружив на шприце похожий, немедленно сверил с материалами дела. Как это вам?

- По  меньшей мере,  это странно и не укладывается ни в одну версию.

Комиссар снова набрал номер Департамента полиции:

- Немедленно установите местонахождение Сержа  Вулье, и задержите  под  любым предлогом,  не предъявляя конкретного обвинения.  Под мою ответственность. Санкция будет позднее. - Он повернулся к лейтенанту:

- Обратите внимание, впереди - парочка, недавно с нами расставшаяся.  Их  машина  меняет  полосу в третий раз.  Не думают ли они, что мы сели им на хвост?

Комиссар резко  увеличил скорость,  обогнав "паккард", успев заметить  в  зеркало,  что  автомобиль  Натали  Стоун повернул к небольшому придорожному "бистро".

- Есть идея.  Думаю, скоро они захотят разыскать Вулье, и,  зная его привычки,  сделают это быстро,  сэкономив наше время.  Мы перепоручим их полицейскому наряду.  Подождем, ­комиссар  взялся за телефон и начал объяснять задачу,  но в это время со  стоянки  неожиданно  быстро  вырулила  машина Натали Стоун, и комиссар снова запустил двигатель.

Одновременно от обочины отделился черный  "Порше  928", взвизгнув бешено вращающимися колесами, и направился следом за беглецами.  Он резко обошел машину комиссара  и  сел  на хвост   автомобилю  Натали,  двигаясь  синхронно,  повторяя перестроения и держась на расстоянии 20-30 метров.

- Лейтенант,  взгляните,  у меня ощущение,  что "порше" имеет серъезные намерения.  По крайней мере,  мы преследуем одну машину. Отличие одно - он наглее.

Автомобили неслись по  эстакаде  сложной  развязки  над железнодорожной   линией,   по  которой  двигался  грузовой состав.  "Порше" неуклонно  приближался  к  машине  Натали. Комиссар  со  своим трехсотсильным двигателем мог без труда обойти обе машины,  но дорогу преградил тихоход,  заползший не на  свою  полосу,  и  комиссар  чертыхался,  бессильно наблюдая, как автомобили уходят от него.

Неожиданно "порше"   мгновенно   увеличил  скорость  и, поравнявшись  с  машиной  Натали,  резко  взял  вправо.  Он врезался   бампером   в   дверцу,  где  сидел  водитель,  и автомобиль,  несшийся со скоростью 100 миль в час, кинуло  в сторону,  как  игрушку,  оторвав  переднее  колесо.  Машина скапотировала через нос     и   закувыркалась,   как   гимнаст   в  цирке,     разбрасывая в стороны  снопы  искр,  выбиваемых искореженным  металлом.  Последний  кувырок   пришелся         на ограждение.  Автомобиль завалился на него крышей, застыл на мгновение и медленно,  словно размышляя,  падать  или  нет, повалился  под  колеса  идущего  под  эстакадой поезда,  и, ударившись о бетонные шпалы, взорвался, как фугасная бомба; и  все  это  огненное  месиво  разметал  влетевший  в  него локомотив.

Несколько машин,  двигавшихся  следом за столкнувшимися автомобилями,  врезались друг в друга,  образовав затор  на дороге.  "Порше", отлетевший при ударе в другую сторону, но почти не пострадавший,  несколько раз неуверенно вильнул из стороны   в   сторону,  притормозил,  прижавшись  к  левому ограждению,  и вдруг  без  всякой  видимой  на  то  причины вспыхнул горячим коптящим пламенем.  Было хорошо видно, как человек пытается открыть заклинившую дверцу, но безуспешно. Искаженное  ужасом  лицо показалось комиссару знакомым.  Он выскочил из машины и бросился на помощь, но в это мгновенье взрыв разнес горящую машину в клочья,  и комиссар повалился на бетонку,  закрывая  руками  голову  от  падающих  сверху пылающих обломков...

 

                                    *  *  *

Вызывая службы  спасения  и дорожную полицию,  он через плечо бросил лейтенанту: -  Дайте сигарету.

-  Комиссар, вы же не курите...

В тишине  было  хорошо  слышно,  как  вдали надрывается пожарная сирена.

- Лучше бы я их арестовал, - выдохнул он с дымом.

 

 

 

ГЛАВА 10

 

На экране      телевизора     мелькали         фигуры   пожарных, заливающих пеной горящие останки  автомобиля  на  эстакаде. Репортер, беззвучно разевал рот, комментируя происшествие, ­звук был выключен.  Крупным планом появилось лицо комиссара полиции.  Бармен  повернул  ручку,  и кафе наполнилось ревом полицейских и пожарных сирен:

- В машине,  сорвавшейся с эстакады,  были известные по таинственной находке в горах альпинисты Ренг Вебер и Натали Стоун.  Водитель  врезавшегося  в  них  автомобиля  пока не установлен. Все трое погибли.

Натали выронила  вилку.  Ренг  молча  смотрел  на экран телевизора.  Никто в "бистро" не обращал на  них  внимания. Только бармен,  искоса взглянув на Натали, снова убрал звук и равнодушно продолжил взбивать коктейль.

- Ты что-нибудь понимаешь? - шепотом спросила она.

- Только то,  что  мы  с  тобой,  похоже,  мертвецы,  ­наконец вымолвил Ренг.  - Пойду,  взгляну, на месте ли твой автомобиль.

- Ты думаешь...

- Я просто посмотрю,  а потом мы обсудим эту  проблему. Он  вернулся  через  минуту:

- Жаль,   прекрасная  была  машина.  Кому-то  очень  не повезло.   Хороший   автомобиль,   как   породистый   конь, сбрасывает чужого седока.

- Нужно  сообщить  комиссару,  что мы живы.

- Не стоит этого делать, - сказал кто-то негромко за ее спиной.

Ренг медленно повернул голову.  Рядом со столиком стоял высокий  человек  в  коричневом  плаще и небольшим кейсом в руке.

- Не  стоит этого делать,  - повторил он.  - В ваших же интересах. Разрешите подсесть?

Спокойная уверенность его слов позволяла предположить ­человек знает, что говорит.

- Кто  вы?  -  Ренг жестом указал на место напротив.  ­Полицейский?

- Спецотдел.  Я расскажу все,  но позже и не здесь. Вам нужно немедленно покинуть это место.

- Почему?  -  Натали  испытующе смотрела на незнакомца, пытаясь определить, что от него можно ожидать.

- Вы в опасности.

- Где гарантия, что эта опасность  исходит не от вас?

- Придется  поверить  на  слово.  То,  что вы узнали из новостей, предназначалось именно вам.

Ренг молча  смотрел  на  незнакомца.  Ни один мускул не дрогнул на его лице,  только уголки губ  сжались  и  слегка побелели.

- Я понимаю:  вы не можете мне доверять, - произнес он, поняв  Ренга.  - Хорошо,  я скажу то,  что знаете вы двое и никто больше.  Тем,  кто за вами охотится,  нужны не вы. Им необходим найденный в горах рядом с телами черный кристалл.

- И это все из-за него?  Бросив находку в рюкзак,  я не сразу о  ней  вспомнила.  Кто  эти  люди,  открывшие на нас охоту? - Натали открыла сумочку и бросила на стол  брелок с ненужными теперь автомобильными ключами.

- Трэшеры.  Преступный  синдикат,  занятый операциями с людьми.

- Незаконная эмиграция?

- В некотором роде...

Ренг продолжал  молчать,  глядя  незнакомцу в глаза,  в которых  отражались  огни  стойки   и   экран   работающего телевизора,   в         котором   все  еще  мелькало  изображение катастрофы на автомобильной развязке.

- Значит, гости, побывавшие у нас...

- Это они...  Убедившись, что кристалл надежно спрятан, ограниченные   временем,  они  избавляются  от  свидетелей. Смерть Бергера - подтверждение сказанному.

- Что вы предлагаете?

- Для начала покинуть это место.  Здесь небезопасно.  А затем обсудить ситуацию.

- Мне непонятна такая забота...

- У   меня   свои  интересы.  Понимая  ваше  недоверие, предлагаю позиционное преимущество.  Возьмите  кейс,  -  он подтолкнул кейс ногой к стулу,  на котором сидел Ренг,  - в нем пистолет и запасная обойма.  Откройте и посмотрите.  Мы идем к моему автомобилю.  Вы вооружены, я - нет. Находиться здесь дальше - безумие.  Решайте.  Или  я  ухожу.  В  таком случае вам не поможет никто.

Незнакомец медленно поднялся и так же медленно  пошел к выходу.

- Поскольку он знает про кристалл,  можно предположить, он знает больше.  Если пистолет неисправен, - это все равно оружие, правда, холодное. Конечно, мы рискуем, но ...

- Я не случайно открыла сумочку. В ней револьвер.

- Ты рискуешь получить срок за вынос оружия из дома.

- В  нашей  ситуации  это звучит смешно...  Я ценю твой юмор, особенно в такие минуты.

- Говорят,  от  любопытства никто не умирал,  сейчас мы это и проверим. - Ренг направился к выходу.

 

 

          

ГЛАВА 11

 

Машина незнакомца  стояла  в  стороне  от  остальных на стоянке. Он предварительно распахнул все дверцы, показывая, что в автомобиле никого нет. Руки его лежали на руле.

- Оставайся на месте.  Я обойду машину и сяду на заднее сиденье, - спокойно сказал Ренг.

- Зачем?

- Хочу убедиться,  что с противоположной стороны никого нет.

- Тебе нужно работать в полиции.

- Или санитаром в дурдоме.

Когда Ренг  жестом показал,  что все в порядке,  Натали  устроилась рядом,  сжимая в сумочке револьвер.  Незнакомец, не поворачивая головы, спросил:

- Мы можем ехать?

- Было б неплохо узнать ваше имя.

- Дэн.  Дэн Старк.  По крайней мере, так написано в моих документах на машину.

- Это значит, что у вас есть и другое?

- Это ровно ничего не значит.

Он медленно    тронул    автомобиль.     Автоматические стеклоподъемники  выдвинули  тонированные стекла,  закрывая пассажиров от посторонних глаз.

- Это ваша машина преследовала нас?

- Да. Но не только.

- Полиция?

- Плюс "порше", что сбросил ваш автомобиль с эстакады.

- Какой  почетный эскорт.

- Скорее  похоронная  процессия.  Я  включу  приемник. Послушаем новости.

Звучащая в  динамиках  музыка  прервалась,   и   диктор сообщил, что появились новые подробности по факту аварии на эстакаде.  В  машине,  столкнувшей  автомобиль  альпинистки Натали Стоун с эстакады, сгорел некий Серж Вулье, член этой же группы,  что определили по чудом сохранившимся  в  сумке документам.  Конечно, останки будут подвергнуты экспертизе, но  комиссар  полиции,  оказавшийся   случайно   на   месте катастрофы,  утверждает, что узнал Вулье в последний момент перед взрывом. В машине Натали Стоун вместе с ней находился Ренг  Вебер,  командир  группы альпинистов.  Таким образом, события приобретают странный характер.

Все молчали.  Ренг,  не  отрываясь,  смотрел  вперед на несущееся на них с огромной скоростью шоссе.

- Вас решили убрать поодиночке.  И первой жертвой  стал Серж Вулье.

- Вы ошибаетесь. Первым погиб Бергер.

- С  помощью  психотропных  средств из Бергера пытались выудить информацию о кристалле,  но безуспешно. И тогда ему ввели огромную дозу наркотика.  И сделал это Серж Вулье. Он уже не был тем,  кем вы его знали.  Его превратили в орудие убийства,  послушное чужой воле, предварительно убедившись, что он тоже ничего не знает о находке.

- Это звучит неправдоподобно.

- В лабораториях спецслужб есть  разработки пострашнее. Например, как превратить людей в стадо послушных животных и управлять их поведением  сверхвысокочастотным радиолучом...

- Это  не  укладывается  в  голове,  -  нарушила тишину Натали.

- Вам  повезло,  что  машину  угнала со стоянки парочка бездельников. Во-первых, вы живы. Во-вторых, преследователи считают,  что свидетелей находки в горах не существует. Это их устраивает:  трупы спишутся на  воспаленное  воображение или  горную  болезнь,  поиск  в  горах прекратится,  газеты замолчат, а спрятанный вами черный кристалл рано или поздно отыщется. Или самоликвидируется.

- Каким образом?

-  В  устройстве  есть  система защиты от проникновения: небольшой заряд, который разнесет любопытного исследователя вместе,   к  примеру,  с  двухэтажным  домом  на  молекулы. Кристалл  не  что  иное,  как  "черный  ящик"  летательного аппарата,  хранящий  полную информацию,  включая переговоры экипажа.

- Обычно "черный ящик" представляет собой оранжевый шар довольно  приличного  размера,       -   Натали   вопросительно посмотрела на Ренга.

- Это общее понятие о кристалле...,  - Дэн оглянулся на Натали. -   А   в   реальности  -   сложнейшая  структура, многослойный электронный чип,  мозг и  сердце  современного бортового  компьютера,  начиненная  сложнейшими наворотами. Как радиобуй,  он передает постоянный сигнал.  После аварии трэшеры  определили его примерное нахождение,  но не успели запеленговать:  сигнал исчез.  Что означает,  либо кристалл взорван, либо находится в экранированном пространстве.

- В   сейфе  специалиста  по  минералам,  -  отозвалась Натали. - Кристалл красив. Любопытство...

- Этот  человек рискует...  Если вам не безразлична его судьба - скажите, и мои люди будут там через пару минут.

- Передайте трубку, я позвоню.

- Мертвые не разговаривают.  Новости по TV  идут  через каждые 15 минут... Что вы объясните?

Натали вопросительно  посмотрела  на  Ренга.  Он   едва заметно кивнул головой и назвал адрес.

- Он будет прав,  если не  отдаст  кристалл  незнакомым людям.

- Мы попытаемся убедить,  - Дэн набрал номер и произнес несколько слов на чужом языке.

- Вы иностранец? Я совершенно запуталась. Международная полиция?

- Можно сказать и так...  Нам необходим  кристалл,  как неопровержимая   улика  преступной  деятельности  трэшеров, летательный аппарат которых с похищенными  людьми  потерпел аварию в горах.

- Что значит "с похищенными"?..

- Живой товар.

- Я не понимаю.  Мы живем не в рабовладельческую эпоху, когда торговали людьми, - растерянно произнесла Натали.

- Как сказать... Человек - это огромная ценность. Правда, не в  том  смысле,  который  вкладывают  в это понятие великие гуманисты. Как только однажды  чей-то криминальный разум сообразил,  что запасные части требуются не только машинам, сразу же  родился новый бизнес, криминальный и жестокий, и остановить этот бизнес невозможно. Спрос порождает предложение. Подпольные клиники по пересадке органов функционируют по всему миру.  И если есть те,  кто готов отдать  огромные деньги за товар, то всегда найдутся другие,  готовые ради этих денег на все. Не  пора  ли это понять чиновникам,  отвечающим  за  безопасность граждан в стране? Теперь  вы понимаете,  с чем столкнулись в горах? Наука  теперь ушла так далеко, что  даже пересадка мозга - реальность.

- Если  вы  -  международная   полиция,   значит,   дело приобрело  огромные масштабы?  Но я не встречала сообщений, что производились операции по пересадке мозга. Неужели наша медицина на такое способна?

- Вы не представляете,  как близки к истине.  Ваша - не готова.

- Нашего государства?

- Нет. Вашей планеты.

 

 

 

ГЛАВА 12

 

Дэн не стал тянуть паузу:

- Как ни трудно  в  это  поверить  -  но  и  я,  и  мои помощники,  и банда трэшеров - существа другой цивилизации. Да,  я  полицейский.  Сотрудник  управления  по  борьбе   с организованной  преступностью Объединенного Сообщества.  На вашей планете мы несем постоянное дежурство.

- Чем  же мы лучше других?  - иронично поинтересовалась Натали.

- Тем,   что   здесь   пожинаются   плоды   гигантского исторического эксперимента.  Несколько тысячелетий назад  в Сообществе,  в  которое  входят  сотни  и  сотни  обитаемых планет,  начались  реформы,  направленные  на  стабилизацию обстановки.  К  сожалению,  благие намерения были извращены формой и методами их воплощения.

- Похоже, у вас, не лучше, чем у нас.

- Увы...  Реформы опирались на примитивные установки, и имели   большую  поддержку  в  простом  народе.  Сообщество страдало от высокого уровня преступности, падения моральных устоев, стремления  получать         доходы   не   трудовыми,   а криминальными путями.  Суть реформ сводилась к генетической переделке граждан, нарушающих законы.

Склонность к     преступлениям,    утверждала    наука, передается по наследству,  и,  зная ген,  ответственный  за это,  можно заниматься генетическим переделом преступников, что и проводилось в огромных масштабах.

Вскоре выяснилось,  что  ген  преступности  несет массу жизненно важных   наследственных    функций,    долгосрочное прогнозирование  влияния на которые никто не брался на себя взять,  и ученые  не  рискнули  продолжать  опыты  с  таким опасным материалом.

Отказаться от  программы  искоренения  преступности   ­означало  потерять  в  народе  поддержку,  а значит власть. Конгресс,  спекулируя  экономическими  трудностями,  убедил народ,  что  крайне  невыгодно  строить тюрьмы,  охранять и кормить преступников, зная, что это генетически неизлечимая болезнь.  Насильник,  отбывший срок,  может снова совершить насилие.  Грабитель - ограбить,  хулиган -  избить,  вор  ­украсть.

Исходя из  этого,  Конгресс  издал  указ:    избавиться относительно  гуманным  способом - поскольку смертная казнь запрещалась законом - от членов  сообщества,  не  способных справляться со своими преступными наклонностями.

На окраине Галактики  была  найдена  планета  с  мягким климатом,         на   которой  ютились  примитивные  существа  с зачатками разума.  Эксперты посчитали их  тупиковой  ветвью эволюции, которая не приведет к появлению истинного разума, и дали разрешение на перемещение  преступников  на  далекую планету.

Гениальное    решение:      никаких   бараков,       решеток        и охранников  при полной гарантии,  что ни один преступник не сбежит  из  тюрьмы.  Его   не   нужно   кормить,   одевать, обеспечивать   посильной   работой,  осуществлять  законные права,   тратить   средства   на   перевоспитание.   Обилие растительной и животной пищи не даст умереть от голода, что достаточно  гуманно по отношению к преступникам. Отдаленная планета - огромная космическая тюрьма.  Это была ваша планета...

         - Это значит - мы все -  потенциальные  преступники?  ­спросил Ренг.

- Нет.  Вы  не преступник.  Вы лично.  И огромная часть вашего общества - тоже.  Но за всю историю существования на планете разумных существ произошло 15 тысяч больших и малых войн,  в  которых  погибло  более  3  миллиардов   человек. Посмотрите  на  карту  планеты,  найдете  ли вы место,  где сейчас   не   идет   локальная         война   или   междоусобное столкновение? Каждый день от рук наемных убийц гибнут люди; из-за  невыполнения   несложных   правил   на   дорогах        в автокатастрофах  погибает людей больше,  чем в этих войнах; из-за    халатности персонала   взрываются   атомные электростанции;  сталкиваются  поезда.  Террористы  травят газами гражданское население, как это было в Японии, убивают невинных людей тысячами, как это было совсем недавно в Соединенных Штатах при взрыве небоскребов. Из-за нарушения  норм  строительства  падают  дома  при небольших землетрясениях и даже без них, унося жизни тысяч людей. Что это,  если  не  преступная  наклонность  не  уважать  право другого человека  на жизнь?

- Тот,  кто  принял решение о переселение преступников, нарушил  право  планеты  развиваться  по   своим   законам. Возможно, здесь была бы совершенно другая жизнь.

- Вы  правы.   Круг   замкнулся.   Желание   уничтожить преступность породило новое преступление.

Переселенцы пытались,  насколько возможно, использовать опыт  своих  цивилизаций,  но  постепенно  деградировали  и смешались  с   аборигенами,   вытеснили   и   частично   их уничтожили, завладели пещерами и ареалами обитания. Мужчины выбирали  себе  в  жены  наиболее   привлекательных   самок коренного населения, и через несколько поколений на планете в результате смешения кровей появился новый  тип  разумного существа,     названный    впоследствии    кроманьонцем,        - показательный  пример,  когда  более  развитая  цивилизация уничтожает   более  слабую.  В  истории  это  не  редкость: европейская   цивилизация   на         американском    континенте вытеснила и практически уничтожила индейцев,  на австралийском – аборигенов.

В отличие от неандертальцев,  заросших шерстью, кроманьонец, как и пришелец-прародитель, был лишен  волосяного покрова, а по умственным способностям и строению ничем не отличался от современного человека, и этот качественный скачок в развитии разума абсолютно необъясним с точки зрения эволюции, что заводит в тупик антропологов, которые тупо и безуспешно пытаются найти среднее переходное звено между неандертальцем и кроманьонцем.

В результате   искусственного  сосредоточения  огромного количества  криминальных  элементов  на  планете  появилось существо с аномально высокой агрессивностью.          Природа, как     мудрый     руководитель,         использует рациональные         законы разделения   функций,         создавая  в популяции определенные   типы существ   с         конкретными качествами.   Утрируя:  один  заботится  об  очаге,  другой защищает племя от хищников и внешних врагов. Бесспорно, что функцию   защиты   легче  выполнит  агрессивное  по  натуре существо со стертым инстинктом самосохранения,  и появление в  популяции  агрессивных  особей оправдано жизнью.  Как ни печально, но выживает сильнейший, а в дальнейшем хитрейший, что тоже  вид  силы  более  высокого  уровня.  Количество агрессивных   особей                  каким-то    непостижимым    образом поддерживается   природой   на  определенном  уровне  и  не превышает разумных пределов.  Если бы  все  особи  родились агрессивными, популяция уничтожила бы сама себя.

К сожалению,  этот  баланс  был  нарушен  в  результате межпланетной         селекции,  чудовищного  эксперимента,  и  на планете  стал  преобладать  криминальный  агрессивный  тип, породивший современного человека,  а с ним войны и насилие.

Наши ученые с тревогой всматриваются в  карту звездного неба,  ощущая  потенциальную опасность маленькой планеты на краю  Галактики.  Планеты,  начинающей  осваивать   Космос. Интеллектуальный    уровень    цивилизации    растет,         но криминальный коэффициент астрономически велик.          Природа рождает  преступников  и  святых  по некоторым среднестатистическим законам,   которые   мы    нарушили, сосредоточив на планете усиленный криминальный потенциал.

- "И создал Бог человека по образу и  подобию своему"... - тихо прошептала Натали.

Дэн,  бросив  на нее в зеркало короткий взгляд, усмехнулся:

- Оказалось - жизнь сложнее теорий. Преступность в Сообществе не исчезла. Наследственность - сложнейшая наука, и  люди  с  преступным  геном рождались снова и снова через много поколений, и все нужно было начинать сначала. Через несколько   столетий   поток  изгоев  на  планету прекратился по причине завершения чудовищного эксперимента. О  нем  попытались  забыть,  а  о  существовании планеты не вспоминать.

Кроме сторонников  изгнания  в  Сообществе  были  люди, проповедующие       принцип      исправления  существ, наделенных  разумом,  словом  и  добрым  делом.  Гуманисты  по натуре и энтузиасты  в  жизни,  увлеченные  идеей  мессианства,  они различными   путями   добирались  до  заброшенной  планеты. Пытаясь  скорректировать  агрессивную   природу   гоминида, появившегося         в    результате   крупномасштабной   ошибки правителей и ученых,  мессии погибали и исчезали бесследно, но  в  коллективной  памяти  людей  различных континентов и цветов кожи  остались  как  один  человек.  Религии  хранят устные  и  письменные  свидетельства  таких  контактов,  но называет это иначе.

Жизнь показала,   что   и   от  преступников  рождаются нормальные люди,  а от благонравных родителей  -  чудовища. Законы  отбора  таковы,  что  в  итоге  неизбежно побеждает рациональное начало. Коллективный разум сильнее агрессии, и в  поступательном  развитии цивилизации постепенно начинают преобладать светлые краски.

Разный цвет    кожи,    разрез    глаз,   телосложение, генетический набор потомков всех рас Сообщества, живущих на планете,  чрезвычайно  привлекает преступный мир трэшеров, для которого  не  существует  моральных  законов.  Как   в гигантском  террариуме,  выбирают они необходимые заказчику биологические виды,  используя их органы для трансплантации больным  в  подпольных  клиниках,  наживая на этом огромный капитал.

Кто бы  не хотел жить вечно?  Обнаруженная вами в горах партия живого товара,  предназначалась не для  разборки  на запчасти,  а  для  имплантации в них мозга одряхлевших,  но богатых стариков,  которым по средствам  продлить  жизнь  в чужом   теле.   Если  вы  заметили,  люди  были  необычайно привлекательны внешне...

Увы, и  наше  общество несовершенно,  но преступность в нем в  пропорциональном  соотношении  в  тысячи  раз  ниже, несмотря  на  ее  высокотехнологичные формы.  Потому что мы активно боремся и побеждаем.  Кстати,  мы приехали,  -  Дэн указал рукой на двухэтажный особняк.

 

Автомобиль, не   останавливаясь,   через  автоматически втянувшиеся в боковые ниши  ворота  вкатился  в  помещение, напоминающее  небольшой  ангар для спортивных самолетов.  В глубине   его   действительно   стоял   одномоторный   ярко раскрашенный биплан.

Дэн жестом предложил следовать за  ним,  но  в  момент, когда   гости   выходили  из  машины,  в  их  лица  ударили аэрозольные струи пахучей  жидкости.  Неожиданно  возникшие люди  в  резиновых  масках  подхватили их сползающие тела и положили рядом на бетонный пол ангара.

   Сверху по   лестнице  спустился  массивный  человек  с обезображенным шрамами лицом:

- Дэн, это гениально.  Блестящая импровизация. Пришельцы, неандертальцы, чужая цивилизация,  планета преступников... Как такое пришло в голову?

- Не знаю... Видимо, груз прошлых знаний... Что с кристаллом?

 - Уже здесь.  Ученый держал его в ящике  стола.  А  вы говорили   -   экранированное   пространство,  радиосигнал, вмонтированный заряд... Заморочили доверчивых людей...

- Все  шутите...

- Теперь можно.  Хорошо,  что кристалл попал не к тому специалисту.  В этом чипе вся информация: переговоры экипажа, координаты… Как вертолет мог оказаться над горами в этом районе?.. Досадная авария.

- Газеты  писали:  вертолету  недоступна   высота,   на которой найдены тела...

- Недоступна тем,  у кого нет денег  на изготовление нужной техники. К счастью, с этим у нас в порядке...

- Как быть с ними?  - Дэн повернулся в сторону  лежащих на полу людей.

- Здоровые   тренированные   люди...   Нашим   клиентам, как обычно, требуются почки, сердца, легкие... Переправим их в клинику. Жаль, что мы пока не можем трансплантировать в чужое тело мозг, как  ваша  выдуманная инопланетная цивилизация.  Красивые экземпляры. Я бы хотел пожить в таком теле.

- Наука не  стоит на месте...

 

Когда обе  фигуры  поднялись  по  лестнице,  и за ними с грохотом  захлопнулась  массивная  дверь,  Ренг,  еще   раз вслушавшись   в   ровное  дыхание  Натали,  ватными  руками дотянулся до сумочки,  лежащей на полу,  и ощутил в  ладони миниатюрную рукоять дамского револьвера.

 

В противоположном  конце  ангара громко бранились охранники...

 

                                                      Конец

                                                                                                                                                      1995 г.

 

 

Все права защищены законом РФ "Об авторских и смежных правах".

             http://latuk.narod.ru/


Можно

  послать автору виртуальную благодарность

или

  выразить неудовольствие

 

Переход на детектив "Девушка для полтергейста"

 

Полное содержание сайта L-Книга

Ссылка на первоисточник при виртуальной перепечатке в Интернете обязательна.

В отношении физических (бумажных, CD и DVD дисков и тп) носителей: произведения, кроме особо оговоренных, находятся по защитой Закона  РФ "Об авторских  и смежных правах".  Перепечатка с согласия автора.

Детектив, остросюжетная повесть, фантастика, фантасмагория, почти нефантастические истории, юмор, юмор в фантастике, ироническая фантастика,  дайджест, очепятки-опечатки, бестолковый словарь, фразы-афоризмы, анекдоты с авторством,  поэзия: лирические стихи юности, ироническая поэзия, авторская песня на стихи известных поэтов, бард-ангажемент, ироническая публицистика,  иронические заметки, невероять, назидательные истории, юмористические рассказы.  притчи, заметки, мысли, зарисовки.

 Николай Латушкин

  2002-2014